Книги
Реклама
Александр Андреев. Иван III

Примечание 25


ПРИСОЕДИНЕНИЕ КАЗАНИ К МОСКВЕ.

Первая попытка Турции вмешаться в дела России и Казанского ханства произошла в 1513 году – турецкий султан в своей грамоте московскому великому князю Василию Ивановичу от 1 августа просил отпустить в Крым к хану находящегося в Москве казанского хана Абдул-Латифа. Одновременно с этим турецкий посол в Москве Камал пожаловался на азовских казаков: «Да от азовских казаков великого князя украинам много лиха чинится, и государь о том к салтану не ли велит от себя говорити, или прикажет с своим послом?» Одновременно с этим по приказу турецкого султана также начинает проявлять большой интерес к казанским делам и крымский хан Мухаммед Гирей. Начинается борьба Турции и Крыма за влияние в Казанском и Астраханском ханствах.

В 1519 году Турция также попыталась укрепиться на Дону, прислав в Азов три корабля-каюка с десантом и пищалями, якобы для охраны русских послов от набегов астраханцев и ногайцев – нарождающееся донское казачество не позволило этого сделать.

В 1521 году брат крымского хана Сахиб Гирей захватил Казань и объявил себя ханом. В том же году объединенное войско Мухаммед Гирея и Сахиб Гирея через Нижний Новгород и Владимир дошло до Москвы, вынудив великого московского князя Василия Ивановича уйти в Волоколамск собирать войска для отражения набега. Мухаммед Гирей набрал пленных, пограбил деревни и ушел в Крым, где в 1523 году в междоусобной войне был убит князьями Ногайской Орды. Совместный поход Казани и Крыма на Москву был осуществлен под руководством турецкого султана Сулеймана – династия Гиреев укреплялась в Казанском ханстве, а вокруг Москвы создавалось неприятельское кольцо. Василий III попытался ослабить турецко-татарское давление на Московское государство и в 1523 году недалеко от Казани построил крепость Васильсурск, однако напряженность на южных границах не исчезла. Весной 1524 года казанский хан Сахиб Гирей заключил с султаном Сулейманом мирный договор – Казань стала вассалом Оттоманской Порты. Турция впервые открыто вмешалась в дела Восточной Европы, руководя действиями татарских ханств. Летом 1524 года русские войска пошли на Казань. Тут же в Москву прибыл посол турецкого султана Скиндер с требованием признать Казанское ханство «юртом» султана. Московский дипломат Шигон Поджогин ответил, что Казань «изначала юрт государя нашего Василия Ивановича.» Сахиб Гирей ушел в Крым – новым Казанским ханом стал Сафа Гирей.

В марте 1549 года умер казанский хан Сафа Гирей – представитель крымской династии. Начались походы русских войск для овладения Казанским ханством – в 1547–1548 и 1549–1550 годах. Серьезных результатов они не принесли. В 1551 году прямо напротив Казани была построена русская крепость Свияжск, ставшая военной базой русских войск.

В июне 1552 года русская армия двумя дорогами – через Владимир, Муром, Рязань и Мещеру пошла на Казань. В середине августа войска подошли к Свияжску, пройдя 850 километров за 40 дней. 20 августа русские войска уже стояли у стен столицы Казанского ханства. Казань имела двойные дубовые стены толщиной 9 метров при высоте 8 метров, пространство между которыми было засыпано камнем и глинистым илом, что делало почти невозможным пролом их артиллерийским огнем. Перед стенами был вырыт глубокий ров. Внутри находился 30-тысячный гарнизон. В короткий срок вокруг Казани русскими войсками были построены две линии из туров с позициями для артиллерии, расположенные в 200 метрах от крепостных стен. Одновременно под стены были прорыты минные подкопы. Царский опричник немец Г. Штаден оставил свидетельство очевидца о том,

«Как великий князь завоевал и добыл Казань и Астрахань.

Великий князь приказал срубить город с деревянными стенами, башнями, воротами, как настоящий город; а балки и бревна переметить все сверху донизу. Затем этот город был разобран, сложен на плоты и сплавлен вниз по Волге, вместе с воинскими людьми и крупной артиллерией. Когда он подошел под Казань, он приказал возвести этот город и заполнить все укрепления землей; сам он возвратился на Москву, а город этот занял русскими людьми и артиллерией и назвал его Свияжском. Так казанцы лишились свободного пути и постоянно должны были биться и сражаться с русскими.

Великий князь вновь собрал великую силу и подошел опять к Казани; вел подкопы и взорвал их. Так взял он город, а казанского хана-царя Едигея взял в плен и отдал воинским людям город, как добычу».

После серии минных взрывов и артиллерийского обстрела города с туров начался кровопролитный штурм Казани. Один из героев взятия Казани князь Андрей Курбский впоследствии писал: «пока мы были далеко от стен, никто не стрелял из ручниц или стрел, а когда мы подошли близко, тогда впервые на нас был пущен огненный бой со стен и башен; тогда стрелы летели густо, наподобие частого дождя; тогда летело бесчисленное множество камней, так что и воздуха не видно было, когда же с великим трудом и бедою подошли мы ближе к стенам, тогда начали на нас поливать кипящим варом и бросать целыми бревнами».

В полдень 2 октября 1552 года Казань была взята русскими войсками.

Завоевав Казанское ханство, Московское государство получило восточные рынки и торговые пути, плодородные земли и богатые рыбные промыслы. Подобное усиление Русского государства обеспокоило не только Турцию и Крымское ханство, но и Польшу, Литву, Ливонию, Швецию, Рим и империю Габсбургов. Попытки русского правительства создать антикрымско-турецкую коалицию ни к чему не привели.

Новым видным торговым центром стала Астрахань. В 1554 году московская партия, существовавшая в ханстве, поставила астраханским ханом Дербыша, однако он был замечен в тесных отношениях с Крымским ханством. Тогда и было решено присоединить Астраханское ханство к России. Москва воспользовалась обращением татарской знати к русскому царю «чтобы русский государь оборонил их от Дербыша и учинил в Астрахани своих людей как и в Казани». В марте 1556 года к Астрахани подошли стрельцы под командованием Черемисова и Тетерина и казаки атамана Колупаева. Татарские войска были разгромлены, хан Дербыш бежал к туркам в Азов. В 1556 году Астрахань была присоединена к Москве.

По свидетельству венецианского посла Франческо Тьеполо «при взятии Казани и Астрахани было, кроме конницы, какую Иван IV держал против перекопских или крымских татар и в других местах, более 100 тысяч конных, он мог бы выставить и 200 тысяч конных, и немалое число пеших». Ливонский летописец XVI века Рюссов писал: «Когда великий князь Московский покорил все княжества в России и оба упомянутые татарские царства, то с ним не мог уже справиться не только ливонский магистр, но и король».

После присоединения Казани и Астрахани Русское государство получило возможность прямой торговли с ханствами Средней Азии, Азербайджаном, Ираном, Ногайской Ордой, Турцией и Крымом. Это значительно увеличило и торговые обороты и доходы казны. Достаточно сказать, что до середины XVI века годовой оборот торговли России и Крымского ханства составлял 400 рублей – почти ничего. Основными торговыми городами были Москва, Казань, Астрахань, Новгород, Тара и Тобольск. Центром торговли Русского государства с Турцией и Крымским ханством был Путивль. В другие русские города доступ иностранцев был ограничен. Из России на Восток везли меха, кожи, железные, деревянные и текстильные изделия, воск, мед. Большое количество соли доставлялось из Соловков, что очень не устраивало и мешало Крымскому ханству, традиционному поставщику этого товара. Были и «заповедные товары», в частности оружие, торговать которыми могла только казна. В обмен шли шелковые ткани, бархат, текстиль, ковры, одежда, сафьян, пряности, бакалея, краски, драгоценные камни, оружие и конское снаряжение. Торговля с Турцией проходила по Дону и Черному морю, или через Крымский полуостов. Кроме традиционных мехов и кожи, Оттоманская Порта и Крымское ханство получали от Москвы ловчих птиц и моржовую кость, в Россию отправляли шелк-сырец, хлопок, шелковые, хлопчатобумажные и шерстяные ткани, кожу, сафьян, кафтаны, кушаки, ковры, бакалейные и москательные товары, монеты, изделия из золота и серебра, оружие и конское снаряжение. Одновременно с водным путем по Днепру «из варяг в греки» большое значение имел и «путь из варяг в хазары» – Волга.

Историк М.В. Фехнер писала в своей работе «Торговля русского государства в XVI веке», опубликованной в 1956 году в Москве:

«Перевозки грузов и пассажиров по Волге производилась во второй половине XVI века на стругах, насадах, коломенках, паузках.

Волжские струги представляли собой легкие плоскодонные суда от 6 до 20 метров в длину с отвесными бортами, которые приводились в движение при помощи весел, при попутном же ветре ставились на стругах еще паруса. Большинство из них имели лубяные крыши, а на некоторых были устроены даже «чердаки», то есть крытые помещения для команды и грузов.

Насады, в отличие от стругов, были тяжелыми судами водоизмещением в несколько десятков и даже сотен тонн, достигавшими 40 метров длины. Будучи судами гребными, они вместе с тем ходили под парусами и бечевой.

«Коломенки» употреблялись для перевозки тяжелых грузов, вроде металлов. Это были суда с совершенно плоским дном, отвесными штевнями и бортами; управлялись они потесями, от 2 до 4 штук на судно, которые размещали поровну на носу и корме. Для хода вверх по реке под парусами на коломенках ставились большие мачты с реей.

За насадами и коломенками обычно следовали небольшие речные мелководные суда – паузки, для помощи грузовым судам при переходе через перекаты и мели.

Путь водой из Москвы до Астрахани (3312 км) продолжался в среднем 1,5–2 месяца. Если же отбросить остановки, то все это расстояние покрывалось за 30–40 дней.

Следует подразделить весь русский вывоз на 2 основные группы: 1) на товары отечественного происхождения (изделия ремесла и промыслов, продукция сельского хозяйства); и 2) на реэкспортные товары, то есть изделия западных стран, вывозившихся Русским государством на Восток.

Самую значительную часть в этой группе экспортных товаров составляли кожи, отличавшиеся высоким качеством, относительной дешевизной и имевшие поэтому широкий сбыт на рынках Востока.

Главными центрами производства экспортных кож являлись Казань, Нижний Новгород, Муром, Москва, Кострома и Ярославль. Сырьем для кожевников служили лосиные, воловьи, козлиные, овечьи и конские шкуры.

Вывозившиеся на Восток кожи имели весьма широкий ассортимент. Среди них мы находим красную юфть – кожу, окрашенную растительными красителями; юфть мостовую – выдубленную неокрашенную кожу; ролдугу – шкуру, выделанную в замшу; гзы или хозы – «задок» конской шкуры особой выделки. Последний сорт кожи отличался особой прочностью и использовался на изготовление ножен для сабель, ножей, кинжалов. Вывозились и «сырые яловичьи» шкуры, под которыми, по-видимому, следует понимать то, что в настоящее время принято называть «сыромятью» – тяжелый кожевенный товар, идущий главным образом на изготовление конской упряжи и ремней. «Яловичья сырая» кожа, благодаря ее сложной обработке и величине, стоила значительно дороже других сортов кожи.

Кожа, имевшая большой спрос на Востоке, была в царствование Федора Ивановича (конец XVI века. – А.А.) причислена к «заповедным товарам», то есть к товарам, изъятым из свободного торгового обращения, торговля которыми являлась монополией казны.

В XVI веке в русском импорте с Востока, наряду с предметами роскоши (золотые ткани, самоцветы, дорогое оружие), имевшими узкий рынок сбыта среди верхушки феодального общества, значительное место занимали изделия более широкого потребления (хлопчатобумажные ткани, дешевые сорта шелковых материй, некоторые виды пряностей), а также товары производственного значения (краски, камедь, квасцы), проникавшие в разнообразные слои населения».



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2032