Книги
Реклама
Александр Андреев. Иван III

Примечание 40


СОСЛОВИЯ, социально-правовые группы, каждая из которых отличалась своим юридическим положением, определенными правами и обязанностями в обществе; в развитом, сложившемся виде сословия характеризовались наследственностью и относительной замкнутостью (дворянство, духовенство, купечество, мещане, крестьянство).

«Древняя Русь не знала сословий. Они народились только в московскую эпоху. До образования единого Московского государства все население русских княжеств с точки зрения права представляло единообразную массу, разные слои которой отличались один от другого достоинством, а не правами и обязанностями, – от князя до последнего свободного всякий мог быть воином, чиновником, иметь поземельную собственность, заниматься торговлей, промыслами. Каждый имел право на все, но одному удавалось больше, чем другому, а потому он и выделялся как человек «лучший». Кто оставался позади всех, тот характеризовался эпитетом «меньшего» человека.

Наши древние памятники обозначают двумя словами все свободное население – людие и мужи.

В московское время все население распалось на отдельные чины с особыми правами и обязанностями, и каждый чин получил свое особое наименование. В древнейших памятниках встречаем: смердов, холопов, закупов, изгоев, крестьян; выше стоят купцы, а еще выше вольные слуги и бояре.

Смерды составляют низший слой свободного населения, но это различие только фактическое; при искусстве и удаче они могут подняться в самые высшие его слои. Словом «холоп» древние памятники называют только несвободных мужчин – рабов. Закуп – наемный человек – получает от господина за свой труд плату. В широком смысле слова крестьянин (христианин) обозначает все население, принявшее христианскую веру; в тесном – он обозначает земледельца, занимающего определенный участок земли и живущего своим домом, своим хозяйством. Изгой есть специальное наименование для людей, находящихся в бедственном положении. Гости и купцы – люди, покупающие для перепродажи, занимающиеся торговлей – не составляли, однако, в древности особого сословия. В старину все могли торговать – и князья, и духовенство, и служилые люди, и крестьяне и действительно торговали.

Звание боярина в древнейшее время является не чином, раздаваемым князем, а наименованием целого класса людей, выдающегося среди других своим материальным превосходством. Приказываясь на службу бояре и вольные слуги давали клятвенное обещание верности. Дети боярские, как и вольные слуги вообще, суть землевладельцы, и тоже воины, как бояре и вольные слуги.

Кроме разобранных уже терминов, которыми обозначались разные классы населения древней России, в наших источниках встречается еще масса наименований различных чинов княжеского, а позднее царского двора. Здесь мы имеем дело с отроками, детскими, тиунами, конюхами, конюшими, ловчими, дворянами, стряпчими, дворецкими, стольниками, чашниками, спальниками, окольничими и прочими. При всем разнообразии в положении этих лиц, все они составляют один класс придворных слуг. Двор князя, место его постоянного жительства и центр всех хозяйственных операций, был вместе с тем и древнейшим присутственным местом суда и управления.

Тиун заведует хозяйством своего господина; он доверенное лицо, которому поручаются ключи дома. В больших хозяйствах таких тиунов могло быть несколько. Этим тиунам поручалось производить и суд вместо князя.

Термины «детские» и «отроки» обозначают обыкновенную домашнюю прислугу, состоящую у стола и гардероба и сопровождающую своего господина во время его выездов. Некоторое количество воинов, живших во дворе князя, назывались по возрасту – отроками, по оружию – гридями и мечниками. Для помещения гридей во дворе князя устраивалась особая комната – гридница.

По мере развития княжеской власти и особенно увеличения земельных имуществ московского дома состав княжеского двора изменяется. В XVI и XVII веках все лучшие люди Московского государства добиваются уже чести поступить в придворный штат московских государей.

Сводный «список старинных бояр и дворецких, окольничих и некоторых других придворных чинов» с 1462 по 1494 год перечисляет только бояр введенных, дворецких да окольничих. С 1495 года в списке появляются: казначей, постельничий и ясельничий, с 1509 года – ловчий, с 1511 – оружничий, с 1514 – кравчий, с 1550 – сокольничий, с 1572 – дворяне думные, с 1646 – стряпчие, с 1653 – стольники, с 1655 – думные дьяки, с 1665 – печатник.

Каждый придворный чин имел свою определенную честь, которая выражалась в месте, занимаемом им на лестнице придворных чинов. С течением времени они изменялись».

Сохранились формы актов того времени.

«Тарханная и несудимая грамота великого князя Ивана Васильевича Федору Киселеву на его вотчину в Муромском уезде.

Се аз князь великий, Иван Васильевич пожаловал есми Михайлова сына Киселева Федка. Что его село в Муроме Дубравы, да Новое, да Языково, да Камствово, да Юрьевец, и кто у нево в тех его селах учнет жити людей, и тем его людем ненадобе ям и подвода, ни мыт, ни тамга, ни коня моего не кормят, ни лугов моих не косят, ни к сотскому ни у дворскому ни к десятцким не тянут ни в какие проторы, ни в розмете, ни иные некоторые пошлины ненадобе. А наместницы мои муромские и их тиуны Федка и его людей не судят ни в чем, оприч одного душегубства, ни кормов своих у него и у его людей не емлют и не всылают к ним ни по что. А праветщики и довотчики поборов своих у них не берут и не въезжают к ним ни по что. А ведает и судит своих людей Федко сам, или кому прикажет. А случится суд сместный и тем его людем с городными людми или с волостными, и наместник и волостели и их тивуны судят, а Федко с ними не судит, или его приказник; а присудом делятся наполы. А кому будет чего искать на самом Федке или на его приказщике, ино его сужу яз сам, князь великий, или мой боярин введенный. А через мою грамоту кто что возмет или чим изобидит, быти от меня великого князя в казни».

А у грамоты печать» (Памятники соц-зк. истории).

«Жалованная льготная грамота людям деревни Микулинской (Тутолмина), принадлежащей Троицкому Сергиеву монастырю, 1453 года, октября 15.

По мтри своей грамоте великие кнгни Софи, се яз кнгни великая Mриa пожаловала есмь Блгвщньского игумена Протасия з братиею или хто по нем иныи игумен будет от великие Троци: что их деревня Микулинская Тутолмина и моей волости в Маринине слободке, и которых людей игумен Протасеи призовет к собе в ту деревню, из иных кнжнеи, а не из великог кнжша, ни из моих сел кнги велише, или которые люди у них туто живут тутошше старожилци, и тем ег людем инокняжцем и тутошним старожилцем ненадобе ни писчяя 6елка, ни ям, ни подводы, ни к сотнику, ни к дворскому не тянут с волостными людми ни в которой протор, ни сен моих не косят, ни коня моего не кормят, ни портное им ненадобе, ни двора волостелева не ставят, ни иная никоторая пошлина им ненадобе, а волостели мои Марининские и их тиуни не вылают к тем людем к пришлым и к старожлцем ни но что, ни судят их ни в чем, опроче душегубства, а и кормов у них не емлют, а доводщики и мои праведщики поборов у них не берут. А ведает и судит тих людей своих пришлых и старожилцев игумен Протасеи сам, или кому прикажет; а случитца суд смесныи, и волостели мои Марининские или их тивуни судят, а игумен Протасеи с ними судит или кому прикажет, а будет прав или виноват волостной члвк, и он в правде и в вине волостелю, а игумен Протасеи не вступается; а будет прав или виноват монастырской члвк, и он в правде и в вине игумену Протасию, а волостел или его тивун не вступаетца в монастырского члвка ни в правого, ни в виноватого. А через сию мою грамоту хто что на их людех возмет или хто их чем изобидит, быти ему от мене от великие кнгни в казни. А дана грамота в Переяславле, в лето 6962-е охтября в 15. Княз велики Василеи Иванович всеа Русии по сей грамоте пожаловал Троцког Сергиева монастыря игумена Серапиона з братею или кто по нем иныи игумен будет, сее грамоты у них рушити не велел никому ничем, лета 7000 четвертаг на десят, декабриа 6; а подписал диак Данило Куприанов. Княз великии Иван Василевич всеа Руси, по сей грамоте, пожаловал Троицкого Сергиева монастыря Иоасафа з братею, или хто по нем ины игумен будет, сее грамоты у них рушити не велел никому ничем, лет 7000 четыредесят втораго феврал 9 дня; а подписал диак Афанасеи Курицин. Лета 7000 пятдесят девятого мая в 17 ден црь и велики княз Иван Василевич всеа Русии сей грамоты слу…… воначалные Троицы….. мена Артемя з брат….. пожаловал велел….

Слова, означенные точками, в подлиннике отрезаны.

Напечатана в «Актах, относящихся до юридического быта древней России, изд. Археографическою коммиссиею, подь ред. Н. И. Калачова». Т.I, Спб.1857».

«Купчия грамоты.

I. Купчая докладная Нестера Мямли игумену Кириллу Белозерскому, прежде 1427.

Се яз Кирило игумен, доложа Есипа Ивановичя тиуна Юрьева Василевича, купил семи в дом Прчстои Бдци у Нестера у Мямли деревню с ыными землями и с пожнями, которые землици и поженки доселе тянули к той деревне, и с тою поженкою, которую Нестер у Андреа выменил в Ондрееве наволоце, а землици Пробудово да Месцово, дал семи три рубли и сорок бел да овца пополнка. Подпис: по сеи грамоте княз Михаило Андреевич Ивоню старца игуменова Трифонова оправил, а Микитскаго игуменова Васянова Семена старца обинил и присудил кнз Михаило Андреевич те земли монастыри Стеи Бдци Кирилову монастырю. Подписал дьяк Иван.

Список 1482 г.

II. Купчая Фетиньи, жены Ивана Юрьевича, князю Дмитрию Юрьевичу на села, прежде 1440.

Се яз княз Дмитреи Юрьевич купил семи оу Фетиньи оу Ивановы жены оу Юрьевич в Бежитском Верее ей села: село Присетское и со всеми деревнями и с Замоложскими деревнями и с пуштошми да селце Воробевьское и с деревнями и с пустошми и с луги, и с реками и с езы и с перевесьи и с лесом и с бортми и с ыными оугодьи и со всем с тем, что к Присетьскому селу потягло и к Воробьевьскому селцю, как было за Фетиньею и за ей сном за Дмитрием, куд их соха ходила, куд топор ходил, куд коса ходила, куда купил семи села те и с хлебом, которой хлеб в земле сеян, да и с поспом. Дал есми на них триста руб московским серебром да шюбу кунью пополнка. Да то селце Воробьевьское дал есми Фетиньи жити и с деревнями до еи живота, а по Фетиньии животе селце мое Воробьевьское мне со всем с тем, с чем есми оу неи купил. А на то послус Василеи Михаилович, Игнатеи Михаилович, Федор Васильевич, Яков Костянтинович, Дмитреи Онтонов, Дмитреи Копило, Онисим Головкин, брат его Микифор. А грамоту писал Фсдор дьяк.

На отгибе края черновосковая вислая печать на темнокоричневом шелковом снурке.

Обе купчия (№ I и II) напечатаны в книге. Д. М. Мейчика: «Грамоты XIV и XV вв. Московскаго архива Министерства юстиции. Их форма, содержание и значение в истории русскаго права». Москва 1883 год».



ПРИКАЗЫ, органы центрального управления в России начала XVI – начала XVIII века. Их наименование произошло от термина «приказ», употребляемого в смысле особого поручения. В отличие от временных «путей» приказы были постоянно действующими учреждениями. Каждый приказ был организационно оформлен, ведал определенным кругом вопросов, имел самостоятельный штат. Приказы находились в непосредственном ведении царя и Боярской думы. Руководство приказов было коллегиальным. Стоявшие во главе приказа лица получили название судей (от судебных функций большинства приказов). Делопроизводством приказов или даже самим приказом часто руководили дьяки. Непосредственно делопроизводство велось подьячими. В штат приказа входили приставы, сторожа, переводчики и т. п. Количество личного состава приказов («приказных людей») колебалось от 3 до 400 человек. Все приказы разделялись на государственные и дворцовые; государственные приказы разделялись на приказы, ведавшие вопросами внешней политики и внутренней компетенции, последние – на административные, финансовые и судебные.

Список приказов XVI–XVII веков (неполный).

Аптекарский, Астраханских дел, Большого Дворца, Большого прихода, Большой Казны, Бронный, Великого княжества Литовского, Великой России, Верхней типографии, Владимирской четверти, Галицкой четверти, Городового дела, Денежного и хлебного сбора, Денежной раздачи, Доимочный, Житный, Записной, Земский, Золотых дел, Иконный, Иноземный, Казанского дворца, Казачий, Казенный, Калмыцких дел, Каменных дел, Княжества Смоленского, Конюшенный, Костромской четверти, Купецких дел, Ловчий, Малой России, Мещанского суда, Монастырский, Мушкетного дела, Новгородской четверти, Оружейной палаты, Панский, Печатный, Полковых дел, Полоняничный, Поместный, Посольский, Постельничий, Преображенский, Приказных дел, Пушкарский, Разбойный, Разрядный, Розыскных дел, Ратных дел, Рудного сыска, Семеновский, Серебряный, Сибирский, Сокольничий, Стрелецкий, Судный, Сыскной, тайных дел, Устюжской четверти, Хлебный, Челобитный, Ямской.

«Русские как бы рождены для рабства. Рабами и крепостными являются все они. Подобно тому, как все подданные высокого и низкого звания называются и должны считаться царскими «холопами», то есть рабами и крепостными, также точно и у вельмож имеются свои рабы и крепостные работники и крестьяне. Князья и вельможи обязаны проявлять свое рабство и ничтожество перед царем еще и в том, что они в письмах и челобитных должны подписываться уменьшительным именем, например «Ивашка», а не «Иван», или «Петрушка, твой холоп». Иностранцы, находящиеся на службе у великого князя, должны унижаться таким же образом. В тех случаях, когда рабы и крепостные слуги вследствие смерти и милосердия своих господ получают свободу, они вскоре опять продают себя вновь. Так как у них нет больше ничего, чем бы они могли поддержать свою жизнь, они и не ценят свободы, да и не умеют ею пользоваться. Правда, русские, в особенности из простонародья, в рабстве своем и под тяжким ярмом из любви к властителю своему могут многое перенести и перестрадать, но если при этом мера оказывается превзойденною, то дело кончается опасным мятежом, причем опасность обращается не столько против главы государства, сколько против низших властей.

Русское управление должно считаться находящимся в близком родстве с тираническим. Вельможи должны безо всякого стыда, помимо того что они ставят свои имена в уменьшительной форме, называть себя рабами и переносить рабское обращение. Они ставят своего царя весьма высоко, упоминают его имя во время собраний с величайшим почтением и боятся его весьма сильно, более даже, чем Бога. Никто из них, под страхом телесного наказания, не смеет самовольно выехать из страны.

У великокняжеских слуг и придворных замечается то же явление, что и при дворах большинства государей. И здесь, и там добродетель и порок борются друг с другом и последний часто побеждает первую. Некоторые, имеющие более близкий и частый доступ к государю, гораздо своекорыстнее, грубее и скупее других. Поэтому, чтобы привлечь их на свою сторону, нужно относиться к ним почтительно и делать им подарки, зачастую не ради того, чтобы они что-либо хорошее сделали, но чтобы они не сделали чего-нибудь худого. С помощью подарков, которые они зовут «посулами», можно всего добиться.

Государственные советники и бояре не только привлекаются ко двору для государственных дел, но служат и в канцеляриях для гражданских дел и судопроизводства, которые русские называют «приказами». Во всех приказах находится очень много писцов, пишущих красивым почерком и довольно хорошо обученных счетному искусству. Для счета употребляют они косточки для слив, которые каждый имеет при себе в небольшом кошельке. Брать подарки, правда, воспрещено всем под угрозою наказания кнутом, но втайне это все-таки происходит; особенно писцы охотно берут «посулы» благодаря которым часто можно узнавать и о самых секретных делах, находящихся в их руках. Иногда они даже сами идут к тем, кого данное обстоятельство касается, и предлагают им за некоторое количество денег открыть дела. При этом часто они допускают грубый обман, сообщая вымышленное вместо истинного, частью из боязни опасности для себя в случае, если дело выйдет наружу, частью же вследствие незнания дела».

В середине XVI столетия появились Разрядный и Поместный приказы, Оружейная палата, несколько позднее Стрелецкий, Пушкарный, Оружейный, Бронный, Аптекарский приказы, приказ Каменных дел, Ямской приказ.

Разрядный приказ был образован при дьяке с «разрядом» – войсковой росписью ратных людей, в которой указывались занимаемые ими должности. Впервые Разрядный дьяк упоминается в росписи походных воевод московского войска на Новгород 1478 года. В одной из разрядных книг сохранилась запись о том, что «в лето 7039 (1531 года) князь великий положил опалу свою на князя Ивана Воротынскова и велел их с Тулы дьяку Афанасию Курицину привести к Москве в Разряд.». Разрядный приказ вел книги по учету всех служилых людей российского войска, с указанием их поместного и денежного жалованья, осуществлял его комплектование, учет, следил за денежными и поместными окладами. Разрядный приказ периодически проводил особые смотры детей боярских и дворян для определения их способности к воинской службе. «Новика» – нового служилого человека – на смотре «верстали» на военную службу, указывая размер его земельного и денежного жалованья При верстании новика определяли в «статью», которых было от 6 до 25. Номер статьи зависел от происхождения, рода и опыта предыдущей службы. Служилый человек, поверстанный по высшей статье, получал 350 четей земли и 12 рублей жалованья в год, по самой низшей – 100 четей земли и 5 рублей жалованья в год. При «разборе» и «верстании» составлялись списки детей дворянских и дворян, называвшиеся «десятнями» – «быти ему на службе на коне, в пансыре, в шеломе, в зерцалех, в наручах, з батарлыки, в саадаке, в сабле, да за ним три человеки на конех, в пансырех, в шапках железных, в саадацех, в саблях, один с конем простым (запасным), два с копьи, да человек на мерине с юком.» Разрядный приказ руководил военными походами, ведал содержанием войска, руководил постройкой крепостей и пограничных городов, ведал их населением и землями, организовывал пограничную службу. Дети боярские и дворяне, получившие поместья, обязаны были ходить в походы, на войну и присутствовать на смотрах на своих лошадях, со своим оружием и в зависимости от количества полученной земли выставлять вооруженных слуг или холопов. Первое время количество вооруженных слуг не регламентировалось. В 1556 году царем и Боярской Думой было принято «Уложение о службе», регламентирующее военно-поместную систему. Рамер службы, определявшийся до этого самими служилыми людьми, теперь становился законом. Служилые люди выставляли «со ста четвертей добрые угожей земли человек на коне и в доспехе в полном, а в дальний поход в дву конь. А служат они с тех своих деревень мою, цареву и великого князя, службу сами своими головами. И хто послужит по земли, и государь их жалует своим жалованием, кормлением, и на уложеные люди дает денежное жалованье». Одна четь или четверть земли в XVI веке считалась равной половине десятины («в длину 80 сажен, а поперек 30 сажен»). В 1556 году была заведена официальная разрядная книга с 1475 года, регулировавшая службу и местнические отношения. В соответствии с заслугами или промахами Разрядный приказ повышал или понижал в чине служилых людей, увеличивал или уменьшал их жалованье. За неявку в поход или на смотр – «нетство» – Разрядный приказ мог отобрать данные «в оклад» земли. Разрядный приказ назначал наместников, волостелей, воевод, послов, судей приказов, проводил суд над нерадивыми чиновниками, не оправдавшими доверия, разбирал местнические дела. В середине XVI века Разрядный приказ стал важнейшим органом управления государства. К концу столетия ему подчинялись все областные разряды, включая Новгородский, Смоленский и Рязанский.

Поместный приказ в исторических документах впервые упоминается в 1577 году. В ведение этого приказа находились государственные земли, раздаваемые в качестве земельного жалованья – поместья служилым людям. При поступлении на государственную военную службу служилый воин подавал в Разрядный приказ челобитную, в которой просил выделить ему земельное поместье. Разрядный приказ наводил о новом служащем справки и затем отправлял в Поместный приказ отписку или указ об отмежевании ему определенного количества земли. Землю – пожалованье официально давали от имени царя и Боярской Думы. Резолюция царя, записанная думным дьяком, или списки на верстание были основанием для выдачи жалованной грамоты служилому человеку и наделения его землей – «поместьем» – «по месту службы». Служилый человек владел поместьем до тех пор, пока нес службу. Поместный приказ выдавал акты на право владения землей, жалованные вводные, отказные грамоты, решал земельные споры, вел «даточные книги» с указанием размеров всех поместий. Поместная усадьба имела специальную сторожевую оборонительную башню – повалушу. Башня была срубной, имела от двух до четырех этажей. Нижние этажи использовались как жилые и хозяйственные помещения, верхние этажи, соединявшиеся с нижними через люки-западни, были приспособлены для обороны. Верхний этаж имел несколько бойниц и был немного больше, чем нижний, он делался с выступами и нависал над нижними, что способствовало обороне. Кроме повалуши усадьба имела сени больших размеров, в них принимали гостей и устраивали пиры. Жилое помещение называлась горницей, стоявшей на подклете. Дворня жила в избах, в усадьбе были мыльни, погреба и ледники. Дома в основном строились из сосны, реже использовались дуб, береза и осина.

Оружейная палата – арсенал Русского государства – была создана в конце XV века. Палата ведала изготовлением и хранением оружия. Чин или должность оружничего, возглавлявшего Оружейную палату, известен с 1511 года. Для заведования палатой был образован Оружейный приказ.

В 1573 году был создан Бронный приказ, руководивший изготовлением ручного холодного, огнестрельного оружия и защитного вооружения. В России было широко развито изготовление пищалей, мушкетов, саблей, копий, шлемов, броней и панцирей. Появились профессии сабельников, бронников, кольчужников, зелейников, пушечные и самопальные мастера.

Известно о существовании с 1577 года Пушкарского приказа, ведавшего также, кроме огнестрельного наряда – артиллерии, строительством пограничных городов и укреплений. Впоследствии строительством занимался Приказ каменных дел, организованный в 1583 году. Главным арсеналом русского войска была Москва. Пушки лили и во Владимире, Устюжне, Великом Новгороде и Пскове. Общее число пушек в Московском царстве в конце XVI века, по свидетельствам иностранцев, превышало 2000 штук.

Ямской приказ обеспечивал военные сообщения, содержал на дорогах «ямы» с большим штатом «ямских охотников» или просто «ямщиков». В больших городах были организованы «ямские слободы» с казенными лошадьми, санями и телегами. В середине XVI века было более трехсот «ямов».



Брокгауз и Ефрон. Энциклопедический словарь.

В.О. Ключевский. Собрание сочинений в 9 томах.

Большая советская энциклопедия.

Советская историческая энциклопедия.

Чернопятов В.И. Краткий перечень чинов и должностей Руси Киевской и Московской. М, 1880.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2172