Книги
Реклама
Алексей Гудзь-Марков. Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Русь 1182-1185 гг .


24 июня 1182 г. в Печерской обители под Киевом скончался игумен Поликарп. В свое время игумен схоронил немало князей и мог многое поведать об истории Южной Руси XII в.
После его смерти братия не могла избрать нового игумена. Наконец ударили «в било» и, сойдясь в храме на молитву, решили послать к «Васильеви попови на Щьковицу». Поп Василий был изумлен, когда выслушал просьбу монахов.
Скоро на пострижение Василия съехались митрополит «Ми- кифоръ», епископ туровский Лаврентий, полоцкий епископ Никола и все игумены.
Интересно: если в Киево-Печерском монастыре в 1182 г. били не в колокола, а в «било», то когда же на Руси появились колокола? Следует отметить и еще одно. В Западной Европе раскачивают колокол и тем добиваются звона. А на Руси поступили иначе. Тут стали раскачивать язык колокола, и звон приобрел совсем иное звучание, а колокола на русских звонницах достигли колоссальных размеров. Соответственно мощь и тональность колокольного боя были на Руси отличны от западноевропейских.
В конце зимы половцы с Кончаком и с «Глебомъ Тириевичемь» приходили воевать к «Дмитровоу».
Святослав Всеволодович со сватом Рюриком Ростиславовичем стал у «Олжичь», ожидая из Чернигова Ярослава Всеволодовича. Когда Ярослав приехал, он и присоветовал князьям не идти на половцев зимой, но дождаться лета.
Весной 1183 г. Святослав Всеволодович и Рюрик Ростиславович послали на половцев молодых князей Игоря Святославовича Северского и Владимира Глебовича (Рязанского), который просил Игоря с киевским полком идти впереди, говоря, что князья русские «на переде ездити в Роускои земли». Игорь на то не согласился, а Владимир разгневался, из похода вернулся, да еще пограбил северские города.
Тогда Игорь Святославович отправил киевский полк в столицу, послав с ним двоюродного племянника Олега Святославовича, а сам стал собирать собственные силы.
С Игорем Святославовичем в степь поехали брат Всеволод Святославович, князья Андрей и Роман (непонятно, кто именно) и черные клобуки с «Коульюремь и с Коунътоувдеемь».
Ночью полки Игоря подошли к реке «Хырии». Накануне прошел обильный дождь. Река разлилась, и бежавшие от Игоря половцы потопили множество скота в «Хырии».
В 1183 г. скончался полоцкий епископ Дионисий. Скончался вскоре и ростовский епископ Леон. В Киеве на епископскую кафедру Ростова поставили Николая. И был он «Гречинъ».
А у Всеволода Юрьевича на это был свой взгляд. Николая он не принял и отправил в Киев к митрополиту Никифору на утверждение своего кандидата —смиренного игумена Луку (из монастыря св. Спаса на Берестове). Митрополит Никифор утвердил Луку с большой неохотой под нажимом Святослава Всеволодовича и Всеволода Юрьевича.
11 марта 1183 г. (1185 г. по Лаврентьевскому списку) в Киеве была проведена пышная служба — хиротония, на которой кроткого игумена Луку посвятили в епископы Ростова, Суздаля и Владимира-на-Клязьме.
А 18 апреля 1183 г. (1185 г. по Лаврентьевскому списку) Владимир-на-Клязьме едва не весь сгорел. Пламя не пощадило нескольких десятков церквей и Успенского златоглавого собора. Белокаменное здание занялось огнем с крыши, видно, силен был ветер и стояла сухая погода. Народ кинулся выносить из объятых пламенем помещений книги, куны, паволоки, золотые и серебряные сосуды. Пытались спасти горожане и «порть», расшитые золотом и жемчугом, которые по праздникам вешали в две «верви» от Золотых ворот города до сеней владыки. Но пламя ничего не щадило, пожирая сокровища со скоростью ветра и с жадностью голодного волка.

А летом 1183 г. (1185 г. по Лаврентьевскому списку) русские князья решили выступить в поход на половцев, как и замыслили зимой в Ольжичах. Из Киева послали гонцов к «околние кнзи». Вскоре отовсюду на средний Днепр пошли полки.
Из Переяславля выехал Владимир Глебович (внук Долгорукого).
Из Луцка вынесли стяги Всеволода Ярославовича и его брата Мстислава.
Из смоленских земель подходили Мстислав Романович и Изяслав Давидович.
Шел «Городеньский Мьстиславъ» (неясно, кто).
Из Пинска выехал Ярослав, а из Турова и Дубровиц — Глеб Юрьевичи (правнуки Святополка II).
Из Галича шла помощь от Ярослава Осмомысла. Воистину смышленым был этот князь, ибо редко выезжал из своей волости, отсылая в походы полки во главе с воеводами. Впрочем, Осмомысл и не мог выезжать из Галича, не рискуя потерять стол.
В поход вышли сыновья Святослава Всеволодовича Мстислав и Глеб. Собирался в степь и Рюрик Ростиславович. Подходили к Киеву полки с Волыни, из Луцка и Владимира-Волынского. И с ними подходил князь Мстислав Владимирович (ранее лишившийся Треполья).
Не спешили в поход лишь Ольговичи. Они сослались на то, что боятся оставить свою землю «поусты», но обещали подойти к Суле. Святослава Всеволодовича едва ли обрадовали тем братья и племянники.
Русские полки спустились по правому высокому берегу Днепра до брода, именуемого «Инжирь», и перешли на левый берег реки.
Искать половцев в степь послали молодых князей, дав им в помощь две тысячи сто берендеев. Половцы, завидев стяги русских князей, побежали.
Когда русские полки стали в местности, именуемой «Ерель» (р. Орель), «его же Роусь зоветь Оуголъ» (излучина Днепра), половецкий князь (или, вернее, хан, ибо половцы, судя по именам, были тюрки) Кобяк, решив, что русь отступает, напал на те полки, и началась перестрелка через реку.
Скоро о том доложили Святославу Всеволодовичу и Рюрику Ростиславовичу, шедшим следом за молодежью. Князья послали к Орели большие полки и поспешили за ними сами.
Когда половцы увидели подошедшую к Орели помощь и решили, что идут Святослав и Рюрик, их стремление сражаться тотчас улетучилось.
Это счастливое для Руси событие произошло 30 июля 1183 г. (1185 г.) в день памяти св. Ивана Воиника.
Схватили в тот день немало половцев, и следует привести их имена, дабы понять, что это был за народ.
«Яша, Кобяка Карлыевича, со двеима снома, Билюковича Изоя, и Товлыя снмъ, и брата его, Бокмиша, Осалоука Барака, Тарха, Данила, и Съдвака, Коулобичкого яша жь, и Корезя Калотановича тоу, оубиша, и Тарсоука».
Вскоре русские князья с великой честью вернулись в свои города.
В это время в северных землях нашел убежище сын Ярослава Осмомысла Галицкого Владимир, некогда бежавший от отца в Польшу.
Когда Владимира Ярославовича изгнали из Галича, он первым делом приехал во Владимир Волынский к Роману Мстиславовичу. Но князь, испугавшись гнева Осмомысла, не дал страннику у себя «опочити», и вскоре Владимир Ярославович уже стоял у ворот Дорогобужа. Сидевший в том городе Ингвар Ярославович (двоюродный брат Романа) также побоялся принять галицкого гостя.
Далее Владимир Ярославович оказался под стеной Турова, на Припяти. Сидевший в городе Святополк (Юрьевич) также не принял гостя.
Давид Ростиславович не впустил Владимира в Смоленск. И даже в Суздале у Всеволода Юрьевича, могучего владыки Северо-Восточной Руси, беглец из Галиции не смог обрести покоя. Так велик был его отец Ярослав Осмомысл. Никто не желал с ним ссориться.
В конце концов, Владимир Ярославович приехал в «Поутивлю» к «зяти» своему Игорю Святославовичу.
Два года галицкий князь прожил у Игоря. На третий год Игорь сумел помирить Владимира с отцом и провожать князя в Галицию отправил для верности сына Святослава Игоревича (зятя Рюрика Ростиславовича).
В 1183 г. погорел «Городенъ» (Городец Остерский) от «блистания молние и шибения грома». Сгорела в городе и каменная церковь.
А 1 января 1183 г. в Киеве на «велицемь дворе» митрополит с духовенством освятил церковь св. Василия. Храм на свои средства воздвиг Святослав Всеволодович. И в честь освящения князь дал пир. На сени княжеских хором пригласили митрополита Никифора, епископов, игуменов и «всь стльскии чинъ и Кияны». И было на том пиру великое веселье.
В 1184 г. на Русь к реке Хорол пришел половецкий хан Кончак. Хан привел с собой некоего мужа «бесоурменина иже стреляше живымъ огньмь». И был у хана лук-самострел, который едва могли пятьдесят воинов «напрящи».
С Хорола Кончак послал «с лестью» в Чернигов к Ярославу Всеволодовичу. Князь, поверив Кончаку, послал на Хорол своего мужа «Ольстина Олезча».
Святослав Всеволодович предупредил брата, чтобы не доверял половчину, и выступил совместно с Рюриком Ростиславовичем на Хорол. Вперед князья выслали Владимира Глебовича (из Переяславля) и Мстислава Романовича (из Смоленской волости, впрочем, может, и из-под Киева).
Молодые князья, придя на Хорол, не обнаружили половцев в месте, где те еще недавно стояли. Тогда князья перешли реку и въехали на «шоломя», высматривая неприятеля.
А Кончак стоял «оу лоузе», и ехавшие по «шоломени» князья его минули, не заметив. Но вскоре Кончака увидели, и хотя хан попытался «оутече чересъ дорогоу», его «яша». Там же схватили «бесоурменина», у которого был «живыи огнь». Вскоре пленники предстали перед очами Святослава Всеволодовича, и воины разглядывали попавших им в руки коней и оружие.
Это случилось 1 марта наступившего вместе с новой весной 1185 года.
Впрочем, радость от победы омрачил скорый побег Кончака. В погоню послали «Коунътоугдыя», да без результата.
Ярослав Всеволодович из Чернигова к Хоролу не вышел, сославшись, что послал мужа своего «Ольстина. Олезича» к половцам и на своего мужа поехать не может.
А 21 апреля 1185 г. посланный Святославом Всеволодовичем Роман Нездилович с берендеями взял половецкие вежи и вернулся на Русь с большим полоном и множеством лошадей.
Тогда же Святослав Всеволодович, не чуя худого, поехал к городу «Корачевоу» рядить свои дела.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 2969