Книги
Реклама
Алексей Гудзь-Марков. Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Мстислав Мстиславович


В 1211 г. из Южной Руси в Новгород пришел «Дмитръ Якуницъ». Старый посадник эпохи Всеволода Юрьевича «Твердислав» добровольно уступил должность «Дмитру». Это было окончание смены власти в Новгороде. В Великие Луки на укрепление южных рубежей новгородских земель Мстислав Мстиславович отправил «Дмитра» (посадника). Сам князь выступил на границу с ростово-суздальскими землями на «Търъжкъ», дабы «блюсть волости». В то время Всеволод Юрьевич уже не грозил Торжку, занимаясь вопросами престолонаследия, и Мстислав Мстиславович поехал в Смоленский удел — город Торопец и далее к Великим Лукам. В этом городе Мстислав посадил родного брата Владимира Мстиславовича, выведенного им из Пскова.
Летом 1212 г. Мстислав Мстиславович пошел на чюдь (на эстов), именуемую «Торму». Вернулся князь в Новгород с большим полоном и множеством скота.
Зимой 1212 г. Мстислав подошел к городу эстов Медвежья голова. По прошествии восьми дней осады горожане, страдая от голода, откупились от Мстислава четырьмястами гривнами, данными ногатами.
Подобными походами русский князь едва ли мог оградить эстов от рыцарей рижского епископа.
Упомянем об одном весьма примечательном для древнего Новгорода происшествии. 22 января 1211 г. (по новому летоисчислению 1212г.) новгородцы повели своего архиепископа в Торопец, на север смоленских земель. И тут очень кстати в Новгород из Константинополя приехал некогда изгнанный (митрополитом Митрофаном) «Добрыня Ядренковиць». Этот новгородец ранее принял монашеское пострижение в монастыре св. Спаса на Хутыне, основанном в конце XII в. Варлаамом. Князь Мстислав Мстиславович отправил Добрыню в Киев к митрополиту на утверждение, а вернулся Добрыня в Новгород архиепископом Антонием.
Кажущееся сумасбродство новгородцев было тщательно продуманным политическим шагом, имевшим целью устранить в духовной сфере влияние Большого Гнезда ростово-суздальских князей.
После кончины Всеволода Юрьевича его сыновья сели по городам некогда обширного единого княжества. Старший Константин удерживал Ростов и Ярославль. Юрий владел Владимиром- на-Клязьме и Суздалем. Ярослав сел в Переяславле-Залесском и поддерживал Юрия. Примкнул к их союзу и Святослав, владевший Юрьевом-Польским. Константина поддерживал лишь один из братьев — Владимир-Димитрий. В 1213 г. этот Владимир поехал княжить в малозначимый городок Москву. (Скоро Юрий и Ярослав вывели из Москвы Владимира.) Но прежде из Ростова Владимир выехал в Волок Ламский и уже там получил уведомление Константина идти к Москве. Братья не могли помириться. Скоро Юрий, Святослав, Ярослав и юный Иоанн, пригласив с собою Давида Юрьевича Муромского, с полком подошли к Ростову. Тем временем полк Константина сжег Кострому и захватил людей в плен.
Когда Юрий с братией подошли к Ростову, неприятели стали по оба берега реки Идши (Вексы) и начали через нее битву. Окрестные села занялись пламенем, и если это видел из иного мира Всеволод Юрьевич Большое Гнездо, душа его облилась слезами. Северо-восточные земли пошли вслед за Южной Русью, и силы ее потекли сквозь пальцы князей, как вода.
К счастью, под Ростовом Всеволодовичи помирились, целовали крест и разъехались по волостям.
В 1213 г. Константин отправил своего меньшего брата Владимира-Димитрия из Москвы в Южную Русь, в Переяславль. В 1215 г. Владимир женился на дочери одного из Ольговичей Глеба Святославовича (после кончины Рюрика Ростиславовича занявшего Чернигов).
В том же 1215 г. Владимир Всеволодович выступил из Переяславля навстречу шедшим на Русь половцам и, проиграв сражение и потеряв воинов, попал в плен и был уведен в вежи.
Однако Ярославовичи не пропадали без следа в половецких вежах. В 1218 г. Владимир Всеволодович предстал перед братьями невредимым и получил в удел город Стародуб, стоящий на реке Клязьме, ниже Владимира.
Между тем Константин Всеволодович активно вел в своей волости церковное строительство. 25 апреля 1213 г. князь заложил в Ростове церковь Богородицы на месте ранее рухнувшего храма.
А 23 октября 1213 г. у Юрия Всеволодовича родился сын, названный Всеволодом, в крещении нареченный Димитрием. Назвали младенца в честь знаменитого деда в надежде на его великую будущность.
В 1214 г. старый епископ Иоанн, спутник Всеволода, постригся в чернецы в Боголюбове и удалился от суетного мира.
В 1214 г. у Константина Всеволодовича родился сын Владимир, в крещении названный Димитрием. В том же году Константин отправил в Киев своего духовника, игумена обители св. Петра Пахомия. Митрополит Руси Матфей 10 ноября утвердил Пахомия новым епископом ростовским. И 28 января (1215 г.) епископ Пахомий вернулся в Ростов.
В 1214 г. Константин, следуя примеру отца, дяди и деда, заложил на своем дворе в Ростове церковь в честь св. Бориса и Глеба.
Тем временем Юрий Всеволодович решил создать независимую от Ростова епископскую кафедру. В споре со старшим братом Константином это было немаловажным фактором. Князь отправил в Киев к митрополиту игумена обители Рождества св. Богородицы Симона, и скоро Русь обрела нового владыку Суздальского и Владимирского.
В 1215 г. Константин заложил в Ростове храм в честь Успения Богородицы.
В 1216 г. скончался недавно поставленный епископом в Ростове Похомий. Прежде он пять лет был иноком Печерского Киевского монастыря, тринадцать лет Пахомий служил игуменом в ростовском монастыре св. Петра.
Хоронили владыку в соборе пресвятой Богородицы в Ростове князь Константин и приехавший из Суздаля епископ Симон.
В 1216 г. в Ростове епископом был поставлен суздальский черноризец обители св. Димитрия Кирилл.

Строил церкви Константин не только в Ростове. В 1216 г. князь заложил в Ярославле каменную церковь в монастыре Спаса Преображения. В следующем, 1217 г. в северо-восточных землях Руси случилась большая беда, но мы несколько отвлечемся от данного повествования и обратимся к иным землям Руси.
В 1215 г., как упоминалось выше, скончался в Чернигове Рюрик Ростиславович. Имя этого князя не может быть прославлено в русской истории из-за варварского разорения Киева (1204 г.).
Вскоре после кончины старейшего в Южной Руси Мономаховича Ольговичи во главе с Всеволодом Святославовичем Чермным изгнали детей и племянников Рюрика из волостей и уделов киевских земель. Предлогом к изгнанию послужило повешение сыновей Игоря Святославовича (одного из Ольговичей) в Галиче в 1212 г. В трагедий обвинили покойного Рюрика Ростиславовича и его родню.
Мономаховичи удалились из Южной Руси в смоленские земли и сели в ней по уделам.
А на севере Руси творилось следующее. В 1213 г., на Петрово говение, Псков подвергся нападению литовцев и был сожжен. Сидевший в городе князь Владимир Мстиславович (брат Мстислава Мстиславовича) был изгнан псковичами за тесные сношения с рижским епископом Альбертом. Владимир Мстиславович обратился за помощью к полоцкому князю, да, ничего не добившись, уехал в Ригу. Этот князь доводился тестем брату епископа Дитриху.
Мстислав Мстиславович прислал в Псков своего Двоюродного племянника Всеволода (Мстиславовича-Борисовича, сына Мстислава-Бориса Романовича).
Когда в 1214 г. Мстислав Мстиславович узнал, что германские отряды вступили в пределы эстов, он собрал войско из пятнадцати тысяч новгородцев и двинулся к западу от Чудского озера. «На Ереву... к морю». С Мстиславом выступили из Торопца брат Давид Мстиславович и племянник из Пскова.
Германцы заблаговременно укрылись в рижском замке, и русские князья, осадив город эстов Воробьин-Верпель взяли с жителей семьсот гривен ногатами, «повоевали» селения и вернулись в свои волости.
Мстислав две трети добычи отдал новгородцам, треть оставил своей дружине.
В 1215 г. Новгород настигло известие о кончине Рюрика Ростиславовича и об изгнании Мономаховичей из Южной Руси. Мстислав собрал на Ярославовом дворе Новгорода вече и объявил о намерении идти в поход на Ольговичей к Киеву.
Ответ, данный новгородцами Мстиславу, звучал так: «Камо княже очима позриши ты, тамо мы главами своими вржемъ». («Куда князь очами посмотрит, туда мы головы свои повернем».) 8 июня 1214 г. Мстислав Мстиславович с ополчением выступил из Новгорода к Смоленску.
В городе новгородцы поссорились со смолянами и в драке одного убили (смолянина). Вслед за тем новгородцы объявили Мстиславу, что далее не пойдут. Князь пытался уговаривать новгородцев, да напрасно. Но когда Мстислав с братьями и племянниками выехал за стены Смоленска, новгородский посадник Твердислав тронул сердца северян прочувствованной речью, и те догнали Мстислава в дороге.
В поход на Ольговичей к Киеву кроме Мстислава с новгородцами выступило немало потомков Мономаха. Из Смоленска вышли Мстислав-Борис Романович, Владимир Рюрикович, Константин и Мстислав Давидовичи. С Волыни, из Луцка, к Киеву двинулся Ингвар Ярославович (троюродный брат смоленских внуков Ростислава Мстиславовича).
Мономаховичи продвигались к Киеву долиной Днепра и прежде всего завладели городом Речицей. Далее они стали брать днепровские города Ольговичей, пока не подошли к стенам Вышгорода. Тут произошло сражение, и Мстислав Мстиславович пленил двух Ольговичей — Ростислава и Ярополка Ярославовичей. Вышгород отворил Мономаховичам ворота, а сидевший в Киеве Всеволод Святославович Чермный поспешил на левый берег Днепра, перетопив на переправе множество народа.
Мстислав Мстиславович вернулся в Новгород ив 1216 г., собрав вече, объявил горожанам о намерении пойти в Южную Русь. Сославшись на безотлагательность в решении важных дел, Мстислав обещал новгородцам в случае необходимости помощь. Скоро она и в самом деле понадобилась.
Посовещавшись, новгородцы отправили к Ярославу Всеволодовичу в Перяславль-Залесский «Иванковиця Посадника и Якуна Тысяцкаго и купць старейшихъ» десять мужей. Первой супругой Ярослава Всеволодовича была половчанка. А во второй раз Ярослав женился на дочери Мстислава Мстиславовича.
Ярослав Всеволодович на просьбу откликнулся, и из Новгорода навстречу князю выехал архиепископ Антоний, бывший знакомым нам Добрыней Ядренковичем.
Но ужиться Ярослав Всеволодович с новгородцами не сумел, чем его появление на Волхове напомнило злосчастное правление Ольговичей в Галиче. Князь, недовольный своеволием северорусских бояр, принялся их хватать, надеясь проучить и что-то изменить в Новгороде. Взяли «Якуна Зуболомица». В Торжок послали за тамошним посадником Фомой Доброщиницей. Заковав, его отправили в «Тьхверь» (Тверь), бывший малозаметным городком при устье реки Тверцы. «Федор Лазутиниць и Ивор Новотържцъ» оклеветали перед князем «Якуня Тысяцкого Намнежиця».
Новая княжеская метла мела в Новгороде вовсю, и нашлись такие, кому это пришлось по вкусу. Ярослав Всеволодович знал, на каких струнах горожан можно сыграть, и, собрав вече, изобличил на нем Якуна тысяцкого. Скоро двор Якуна оказался разграблен, а жена тысяцкого была схвачена.
Наутро Якун с посадником пришел к князю, но добился лишь того, что схватили его сына Христофора.
Казалось, политика Ярослава Всеволодовича, организованная по принципу «разделяй и властвуй», приносила желанные плоды, ослабляя норовистое северорусское боярство руками самих новгородцев и как бы выгораживая князя, но тут народная стихия вышла из берегов.
Новгородцы, почувствовав вкус к безнаказанному грабежу, принялись громить уже по своему усмотрению. Горожане убили «Пруси-Овстрата и сынъ его Лугошу и ввьргоша и въ греблю мьртвъ».
Ярослав Всеволодович, поняв, что выпущенное им же наружу пламя неуправляемо, поспешил покинуть Новгород и поехал к Новому Торжку, взяв с собой «Твьрдислава Михалковиця, Микифора Полюда, Сбыслава Смена, Ольску» и много иных бояр. В Торжке Ярослав одарил бояр и отпустил в Новгород.
А между тем осенью 1216 г. на севере Руси был собран ничтожно малый урожай. Вокруг Новгорода «поби мразъ обилье по волости». У Нового Торга урожай, напротив, оказался цел. Ярослав Всеволодович сообразил, как проще всего досадить новгородцам. Он перестал пускать через Торжок к Новгороду «ни возы, ни ладьи с хлебом».
Скоро новгородцы поняли, какая зима их ожидает, и послали к Ярославу Всеволодовичу «Смена Борисовиця, Вячеслава Климятиця, Зубца Якуна». Князь послов задержал, а цены на продовольствие в Новгороде взлетели до небес. За кадушку ржи давали десять гривен, за ту же меру овса давали три гривны. За воз репы платили две гривны. Дети принялись собирать для питания «одьрень» (древесную кору). В Новгороде и в Водской Пятине население от голода стало умирать. Те, кто остался жив, стали расходиться кто куда. В конце концов, «останекъ живыхъ» послали в Торжок к Ярославу Всеволодовичу «Иванковица Посадника и Степана Твьрдиславиця и иных мужей». Князь и это посольство задержал, а в Новгород отправил «Ивораича Поноса», и тот привез Ярославу супругу (дочь Мстислава Мстиславовича). Видно, и в самом деле не по-доброму уехал Ярослав Всеволодович из Новгорода.
Наконец, в Новгород приехал из Южной Руси Мстислав Мстиславович. Он заковал «Хото Григоревиця», наместника Ярослава Всеволодовича, и всех иных его сторонников, а в Торжок послал «попа Гюргя св. Иоанна».
Мономаховичи двинулись вслед за Ольговичами к Чернигову и простояли под его стенами двенадцать дней (по иным данным три недели). В городе заперся брат Чермного Глеб Святославович. Сам Всеволод Святославович Чермный не пережил произошедшего и вскоре скончался. Пригород и окружающие Чернигов села были сожжены, и в итоге Ольговичи и Мономаховичи целовали друг к другу крест и помирились.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3095