Книги
Реклама
Алексей Гудзь-Марков. Домонгольская Русь в летописных сводах V-XIII вв

Голод 1231 г.


Весной и летом 1231 г. в Новгороде начался страшный голод — следствие сентябрьских заморозков 1230 г. Старые запасы истощились, а озимые не взошли. За кадь ржи платили гривну серебра. За хлеб давали гривну. Более других от голода страдал простой народ, не имевший ни сельских усадеб, ни амбаров и погребов, где что-то да хранилось, и не ведший торговли и оттого не располагавший гривнами и кунами. И принялся отчаявшийся люд «мъхъ ядяху, ушъ, сосну, кору липову и листъ ильмъ». Дошло до того, что «простая чадь резаху люди живыя и ядяху». Ели «конину, псину, кошкы». Бояре, жившие запасами, достаточными для того, чтобы существовать не один и не два года, пытались бороться с крайними проявлениями отчаяния обезумивших от голода людей. Иных жгли, иных вешали или секли, да только никому не становилось легче.
Поставили «скудьлницю на поли конецъ Чюдиньчеве улици». Это была вторая скудельница в Новгороде. Она быстро наполнилась умиравшим от голода народом. Третью скудельницу бояре и духовенство поставили на «колени, за св. Рожьствомъ, и та же бысть пълна».
В новгородских скудельницах в 1231 —1232 гг. насчитали сорок две тысячи умерших. Дошло то того, что новгородцы стали отдавать детей «одьрень изъ хльба гостьмъ» (то есть отдавали иностранным купцам).
Неурожай и последовавший за ним голод поразили не один Новгород. В 1231 —1232 гг. «се же горе бысть не въ нашей земли одиной (в новгородской), нъ по всей области Русстей, кроме Кыева одного».
В большом, многолюдном, богатом Смоленске в четырех скудельницах «положиша» сорок восемь тысяч людей «се же бысть по два лета».
Голод ожесточил людей, те, кто не умер, держались из последних сил и не могли, да и не желали, помочь нуждавшимся.
Весна 1231 г. принесла Новгороду еще одно страшное бедствие. Пламя громадного пожара занялось от «Матвеева двора отъ Вышковиця, и погоре вьсь Коньцъ Славнскый, о ли и до конця Хълма, мимо св. Илию; нъ ублюде Богъ св. церквь». Пожар был столь «лютъ», что казалось, «яко по воде огнь горяше. ходя чрезъ Вълхово». Спасаясь от пламени, «головъ неколико истопе въ Волхове».
Когда казалось, что «уже бяше при конци городъ сий», из городов Северной Германии и Готланда в Новгород приплыли суда с хлебом.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3453