Книги
Реклама
Андрей Богданов. Александр Невский

Глава 3. Татарское «число»


Пока великий князь Александр Ярославич в лыжном походе сквозь полярную ночь мстил коварным шведам, в Орде произошли большие перемены. Хан Батый в 1255/56 г. умер. Ему наследовал старший сын, хорошо знакомый Александру Невскому хан Сартак (по вероисповеданию – христианин несторианского толка), которого отец уже много лет вводил во все значительные дела управления государством. Но в тот же 1256 г., направляясь для утверждения своего титула в Каракорум, умер и Сартак, а на престол в Сарай-Бату взошёл несовершеннолетний сын Сартака Улагчи.
Эта перемена не особо взволновала Александра Ярославича. Он был уверен, что тесно связанный с Батыем и многим обязанный его семье великий хан Менгу утвердит титул Улагчи, а править по-прежнему будет единственная и горячо любимая жена, а теперь уже вдова Бату[189]. В традиционной культуре монголов, в отличие от полудикой тогда Западной Европы, было заведено, что женщина имеет все права, а защищается законом даже больше, чем мужчина. (На Западе такое отношение к женщине было законодательно закреплено лишь во второй половине XX в., под заметным влиянием СССР.) Первые жены всех ханов, начиная с Чингисхана, вели вместе с ними хозяйство и государственные дела. В случае же смерти правителя, как и в Византии, властью распоряжалась его вдова. Но, в отличие от Византии, вдовствующая ханша обычно сохраняла огромное влияние и при наследниках хана.
Обладая, по отзыву современников, «обширным умом и умением распоряжаться»[190], Боракчин-хатун в высшей мере устраивала Александра Ярославича как гарант стабильности в политике Орды по отношению к Руси. Получив известия о смене ханов, он отправил с приветствием Улагчи князя Бориса Васильковича Ростовского, снабдив его своими великокняжескими дарами, а сам двинулся в глубь Финляндии[191]. Защита общих – раз великий князь Владимиро-Суздальской и Киевской Руси был вассалом хана Орды – рубежей являлась вполне убедительным предлогом для задержки Александра на севере.
Тем не менее ехать к Улагчи было надо. Вернувшийся «в свою отчину с честью» князь Борис, видимо, донёс эту мысль до Александра. В 1257 г. «поехали в татары Александр, Андрей, Борис; почтив Улагчи, приехали в свою отчину», – сообщает та же Лаврентьевская летопись. «Той же зимы, – продолжает летописец, – приехал Глеб Василькович из Великоханской земли от царя (Менгу-хана. – Авт.), женившись в Орде»[192].

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1759