Книги
Реклама
Александр Белов. Арийское прошлое земли Русской. Таинственные корни русичей

Куда ушли евразийцы?


И в самом деле, Геракл отправляется на запад, туда, где заходит солнце, дабы добыть из великолепного сада Гесперид «молодильные яблочки». Сад этот охраняет дракон, которого Гераклу пришлось убить. Чем не путешествие в страну вечной ночи?
С другой стороны – в русских сказках герой-молодец или Иван-царевич отправляется навстречу солнцу – на восток, дабы увести солнцеликую царевну, которая плавает по морю в серебряной лодочке.
Меж тем герои русских сказок иногда отправляются на небо, дабы вкусить прелести райской небесной жизни. Например, эта тема обыгрывается в народной сказке «Старик на небе». Катал старик горошину. Она закатилась под стол и проросла. Вымахал росток, пришлось сначала стол убрать, а потом и крышу разобрать. Вырос горох до самого неба. Полез старик по стволу на небо. Влез – видит, стоит на небе хатка из блинов, лавки из калачей, печь из творога, маслом вымазана. Стал старик угощаться, а потом лег на полати и заснул. Поспал хорошо да и домой спустился.
Пришли двенадцать коз – у одной один глаз во лбу, у другой – два, у третьей три, и так дальше, а у двенадцатой – двенадцать. Видят козы кто-то их хатку попробовал. Поправили они ее и опять ушли, а сторожить оставили козу-одноглазку.
На следующий день вновь залез старик на небо – блинов и калачей отведать да творогом и маслом закусить. Видит он козу-одноглазку. Ну и давай ее уговаривать: «Спи, глазок, спи!» Заснула коза, а мужик за свое – поел блинов и калачей, творогом закусил да на печи выспался.
На следующий день оставили козы охранять хатку козу-двуглазку. Залез старик на небо, увидел козу и давай ее уговаривать: «Спи, глазок, спи, другой!» Когда заснула коза, старик вдоволь наелся, поспал да и домой к себе вернулся.
Так продолжалось до тех пор, пока не оставили сторожить козы двенадцатую козу, у которой двенадцать глаз было. Стал старик и эту козу уговаривать: «Спи, глазок, спи, другой, спи, третий…», а на двенадцатом глазке сбился и не уговорил его. Этим двенадцатым глазом та коза и увидела, как старик вдоволь наелся да спать завалился. Позвала она коз, они того старика живо поймали да бока ему намяли: не влезай на небо, не кушай блинов и калачей, а творогом с маслом не закусывай!
Как говорят в народе: сколь веревочке ни виться, а один конец! Меж тем во все времена существовала когорта людей, желающая влезть живыми на небо и отведать там блинов и калачей с творогом и маслом в солнечной хатке. Двенадцать глазастых коз – это, с одной стороны, месяцы солнечного года, а с другой – символы самого Солнца.
В индийском эпосе Махабхарата и иранской повести Шахнаме герои длительной кровопролитной войны между двумя родственными кланами Юдхишхира и Кей-Хосрова отправляются на небо, дабы искупить тяготами длительного восхождения свою вину. Герои, облачившись в рогожу, скинув драгоценные украшения и доспехи, оставив своих верных коней дома на попечение близких и слуг, восходят в горы. Их путь лежит на север, туда, откуда прибыли их предки. Они желают достичь вершины великой Меру – обители богов. Их устремления направлены туда, где живут «блистательные туры-люди, отрешенные от гнева». Однако никто из путников не добрался до неба, так и не увидел небесных туров. Последние книги Махабхараты так и называются «Великий исход» и «Вознесение на Небо».
Здесь мы видим прямую аналогию с древними тюркскими преданиями об архарах – священных баранах-божествах, ипостасях солнечных богов. Куда отправились иранский предводитель Кей-Хосров и индоарийский царь Юдхишхира вместе со своими спутниками? Наверное, в Гималаи и далее в Тибет. Ведь путь их, согласно священному эпосу индусов Махабхарате, лежал на север, к священной горе Меру! Однако надо иметь в виду, что алтайцы, уйгуры, киргизы, таджики и иные тюркоязычные народы издавна почитали горного архара – воплощение солнечного божества. К слову сказать, где-то неподалеку от священных захоронений скифских царей на высокогорном плато Укок разбился вертолет с чиновниками, которые отправились на охоту на этих животных, некогда почитавшихся тотемными.
Эти горные бараны водятся не только на Алтае, но и на Тибете. Культ их распространен и по сей день. На отвесных скалах и плоских камнях можно видеть изображения горных козлов и баранов, коих почитали как святыни в былые времена. И сегодня у тибетцев распространен обычай – под Новый год на стенах закопченных кухонь рисовать силуэты этих тотемных животных, по поверьям приносящих счастье. В свое время исследователь Мишель Пессиль, посетивший Тибет, задавался вопросом: «Почему так часто на Тибете можно встретить изображения горных козлов и там нет ни одного изображения какого-нибудь другого животного?»
Пессель предположил, что горные козлы являлись символом веры живших на Тибете племен европеоидов. Древние рукописи, изученные Песселем, гласили, что божество в облике горного барана почиталось задолго до основания тибетского государства. Одним из его имен было Овис Ходгсони. На Западе это божество известно под именем Овис Амон. Весьма любопытно, что бог древних египтян Амон также воплощался в облике барана. Двойное совпадение! Именно поэтому одним из титулов, которым повелел себя называть Александр Македонский, был титул «сын Амона». Нередко великого полководца изображали увенчанным золотыми рогами.
Кроме всего прочего, в Тибете по сей день под Новый год присутствует ритуал «изгнания козла». Роль «козла отпущения» обычно выполняет человек, который за приемлемую плату «выкупает» у жителей города или поселка их грехи. После чего «козла отпущения» с вьюками выменянного на грехи добра изгоняют из города. Согласно поверью, такой человек вскорости умрет и золото и добро не пойдут ему на пользу. Однако все равно находятся энтузиасты, желающие выкупить грехи горожан. Вероятно, в давние времена этот обычай сопровождался человеческим жертвоприношением. Так, в «козла, навьюченного грехами» в древности стреляли лучшие лучники. Теперь в «козла» стреляют из ружей холостыми патронами. После чего его демонстративно изгоняют из города под всеобщее улюлюканье и смех. Вслед за ним в том же направлении отъезжают груженные добром телеги с нанятыми «козлом» возницами…
Похожий обряд присутствовал у италиков, когда под Новый год они изгоняли из города старого Марса. При этом с восточной стороны города в город входил молодой Марс. Этому живому божеству оказывались в течение года невиданные почести. Его угощали и всячески ублажали. Целый год он жил как царь, но по истечении года его с позором прогоняли прочь, обвиняя во всех грехах. Он и был своеобразным «козлом отпущения».
Все эти обряды чрезвычайно похожи на аналогичные обряды у туранцев, так досаждавших оседлым иранцам. Культ козла был распространен и у тюрков, наследников сибирских скифов. Отголоски верования в «козла отпущения» можно встретить и в христианстве. В этой связи можно вспомнить «Божьего агнца», который принимает на себя все людские грехи.
Песселю довелось побывать в непальском княжестве Мустанг под Новый год. На празднике проводилась церемония изгнания злых духов от стен города. Этих духов была должна унести с собой изгоняемая народом коза. Особенно часто встречаются изображения козлов в труднодоступном княжестве Заскар, расположенном на северо-западе Гималаев в Кашмире. Кроме того, в Заскаре в окрестностях монастыря Суру Пессель обнаружил менгиры – вертикально стоящие камни, установленные по кругу.
В 1925 году эти мегалиты осматривал Николай Рерих. Рерих нашел несколько захоронений с останками евразийцев, что было весьма необычно. Тибетцев обычно относят к представителям дальневосточной малой расы, к которой принадлежат и китайцы. Сам Рерих считал, что обнаружил захоронения скифов. Однако не исключено, что захоронения принадлежали ариям, пришедшим в Индию намного раньше скифов. Кроме того, в До-Ринге, возле соленого озера Пангонг, Рерих и его сын обнаружили целый внушительный храмовый комплекс под открытым небом: восемнадцать параллельных рядов менгиров и каменных плит ориентированы с запада на восток и ведут к двум полукружиям менгиров.
Рерих считал, что этот религиозный комплекс, расположенный в самом центре Тибета, сродни комплексу в Карнаке во Франции. Мы можем увидеть и иную параллель – этот комплекс похож на каменные стелы Южной Сибири и Синьцзяна. Подобные стелы были обнаружены и в Восточном Тянь-Шане. Можно предположить, что создатели мегалитов проделали нелегкий путь от Южной Сибири, преодолев горы Алтая и Тянь-Шаня, и достигли Тибета. На всем этом пути можно встретить памятники древней евразийской культуры.
Поскольку княжество Заскар является частью современной Индии, не исключено, что арийские переселенцы нашли убежище в этом труднодоступном высокогорном краю. Их современные потомки – светлокожие и светлоглазые минаро – сохранили антропологический облик и самобытную культуру своих предков – европеоидов-переселенцев. Нелишне будет напомнить, что в Таримской впадине, примыкающей с севера к Тибету, расположенной как раз напротив Заскара, по другую сторону высокогорных перевалов, в бассейне высохшей реки Тарим, были обнаружены мумии европеоидов. Очередные раскопки в этих местах проводили китайские археологи совсем недавно, в 2003–2005 годах. Радиоуглеродный анализ, проводимый специалистами из Пекинского университета, показал, что мумии пролежали в земле 3980 лет. Это как раз приходится на время существования афанасьевской культуры в Южной Сибири. И сходство здесь не только во времени и антропологическом типе захороненных здесь людей.
Весьма примечательно другое: когда китайские археологи дошли до пятого слоя захоронений, то они обнаружили 200 каменных столбов, высота которых достигала 4 метров. Их поверхность была покрыта черно-красными рисунками. Под каждым таким столбом находились лодки, перевернутые вверх дном, а под каждой лодкой располагалось индивидуальное погребение. Благодаря засушливому климату сохранилась даже одежда, в которой эти люди были похоронены. У них, например, имелись шляпы, украшенные перьями и удивительно напоминающие головные уборы жителей горных областей Тироля. Сохранились шерстяные плащи с кисточками и кожаная обувь, а также искусно вырезанные погребальные маски.
Два независимых генетических исследования показали, что у этих людей были обнаружены европейские и сибирские генетические маркеры, которые весьма редки у современных китайцев. Митохондриальные ДНК, которые передаются по женской линии, также указывают на Сибирь и Европу. Доктор Чжоу считает, что жители Европы и Сибири «породнились», прежде чем прийти в Таримский бассейн, около 4 тысяч лет назад.
Возникает вопрос: где могли «породниться» эти переселенцы с севера? Вероятно, в Южной Сибири.
Что принесли с собой в Тибет переселенцы из Сибири? Среди прочего – это умение добывать руду и изготовлять изделия из металлов. Мишель Пессель обнаружил в Тибете, как раз там, где живут европеоидные минаро, древние копи. Пессель связывает это с рассказом Геродота о стране, где золото добывают муравьи. Насчет муравьев-золотодобытчиков – это, конечно, большой вопрос, а вот местные жители в этих местах и поныне добывают золото. В небольшой книге Песселя «Золото муравьев» множество фотографий минаро. И действительно, этих кочевников-скотоводов трудно отличить от жителей Европы! А ведь они пришли в Тибет не сегодня и даже не вчера. Они сохранили уклад жизни и самобытную культуру, характерную для древних жителей Сибири!
По мнению антрополога В. П. Алексеева, тибетцы обладают менее выраженной монголоидностью, чем их соседи китайцы. Если говорить в целом, то они в большей степени похожи на американских индейцев. Алексеев объясняет это тем, что в условиях высокогорного Тибета «законсервировался» древний антропологический тип, составляющий основу тибетской расы. Меж тем можно предложить и иное объяснение этому феномену. Возможно, в формировании тибетской расы, как и расы американских индейцев, принимали участие европеоиды. Возможно, даже какая-то часть тибетцев в свое время мигрировала в Америку и явилась там основой палеоамериканского антропологического типа. Весьма интересно в связи с этим, что на территориях современных Перу и Мексики обнаружены мегалиты, отчасти напоминающие европейские и сибирские.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1869