Книги
Реклама
Алексей Гудзь-Марков. Индоевропейцы Евразии и славяне

Сурско-днепровская культура начала V тыс. до н. э. Древние гиганты долины Днепра и Дона V–IV тыс. до н. э


Одним из наиболее ранних проявлений развития культур Юго-Западной России явилось рождение сурско-днепровской общности начала V тыс. до н. э. охотников, рыбаков и скотоводов, населявших берега, а позже и острова днепровского надпорожья и бассейны рек Самара и Орель. Ловля рыбы велась сетями с лодок. Активно разводился крупный рогатый скот и изготовлялись остродонные керамические горшки с линейным, накольчатым и штампованным орнаментами. Кроме того, широко бытовала посуда из жировикового камня, по форме близкая глиняным сосудам юга Скандинавии и севера Германии (культура эртебелле) и одновременно схожая с сосудами кельтеминарской культуры Средней Азии.

Возникшая в начале V тыс. до н. э. сурская культура Нижнего Поднепровья явилась первой видимой тонкой ниточкой, связавшей и во многом вобравшей в себя мир охотников-индоевропейцев севера Европы с миром индоевропейских кочевников, скотоводов, идущих из степей Восточного Прикаспия и Нижней Волги, уже знакомых с металлургией, с производством керамики и с производительными формами земледелия и скотоводства во многом благодаря соседству с центрами Передней Азии и юга Туркмении.

Во второй половине V тыс. до н. э. население Среднего и Нижнего Днепра, бассейна Северского Донца и водораздела между Средним и Нижним Днепром и Доном вступило в период освоения собственного керамического производства, широкого разведения крупного рогатого скота, свиней и промышленного выращивания злаковых и бобовых растений. Наряду с этим местное население никогда не оставляло извечного занятия охотой и рыбной ловлей. Родившаяся культура получила название днепро-донецкой — по своему местоположению.

Люди, занимавшие территории юго-запада и запада России в V–IV тыс. до н. э., отличались удивительной мощью и статью. Никогда и нигде ни раньше, ни позже народы Евразии не обладали столь массивными и длинными конечностями, не были так высокорослы и широколицы (вместе с тем черепа их — долихокранной формы). Необыкновенные гиганты Днепро-Донецкого водораздела эпохи V–IV тыс. до н. э. являлись коренным населением северной полосы Евразии со времени таяния последнего ледника (IX–VIII тыс. до н. э.) и были родственны охотникам Северо-Западной Европы (средний рост которых составлял 187 см.) и несомненно принадлежали к индоевропейской группе народов Евразии. Полагают, что они были прямыми потомками кроманьонцев-охотников Северной Европы каменного века.

Именно днепро-донецкая археологическая культура юга Восточной Европы V–IV тыс. до н. э. впервые достаточно определенно очерчивает границы индоевропейской культурной прародины, антропологической и генетической последних семи тысячелетий.

Селения носителей днепро-донецкой культуры располагались на низких участках пойменных долин, над древними старицами. Нередки они были и на островах. Захоронения производились на склонах приречных террас, в ямах-гнездах. В погребениях присутствовали охра, украшения из зубов животных и рыб, позже появилось большое количество битой керамики.

Орудия труда изготовлялись из камня, кремня, рога и кости. Вместе с тем уже в V тыс. до н. э. в бассейнах Днепра и Дона начали появляться украшении из золота и меди, поступавшие на юг Восточной Европы через Кавказ и Среднюю Азию из районов цивилизации Передней Азии. Если в V тыс. до н. э. по берегам Нижнего и Среднего Днепра и Северского Донца было расположено сравнительно немного поселений, принадлежавших днепро-донецкой культуре, при этом керамика, снабженная гребенчатым и линейным орнаментом, плохо обжигалась, то, по мере успехов в развитии сельского хозяйства, условия жизни населения менялись и способствовали резкому росту его численности. В последней четверти V тыс. до н. э. днепро-донецкая культура распространилась на леса Средней Припяти, просторы лесостепи Волыни, верховья реки Сож и в степи Приазовья.

Когда на рубеже V–IV тыс. до н. э. северные гиганты, охотники-земледельцы бассейнов Днепра и Дона заняли огромные территории от верховьев Припяти и Сожа до низовьев Днепра и Дона, культурная общность некогда единого народа начала расслаиваться сначала на едва приметные, а с течением времени на все более самостоятельные группы.

Особенности развития отдельных областей проистекали не только из-за различия природных условий проживания, но главным образом из-за различных внешних влияний, придававших абсолютно отличные оттенки одному и тому же народу.

Так, носители днепро-донецкой культуры, заселившие долину реки Сож, жили совместно с лесными охотниками севера Евразии, создавшими остродонную керамику с ямочно-гребенчатым орнаментом и бывшими народом, возможно, близким финской общности континента. Влияние ямочно-гребенчатой керамики на керамику пришельцев с водораздела Днепра и Дона явственно именно в бассейне реки Сож.

В степях Приазовья ещё в V тыс. до н. э. гиганты — носители днепро-донецкой культуры столкнулись с древнейшим, едва ли не самым ранним потоком этнически близких им индоевропейцев, продвигавшихся в Европу из степей Восточного Прикаспия и низовьев Волги. В результате в степях Северного Приазовья практически исчезла остродонная посуда, столь характерная для лесных культур России, а на смену ей пришла плоскодонная керамика, повсеместно принятая в цивилизациях Передней Азии, юга Туркмении и долины Турана. Вместе с тем появились вещи, привезённые из центров юга, и важнейшими из них являлись металлические украшения и оружие.

На венчиках сосудов появились воротничковые утолщения, из теста исчезла трава, господствовал под треугольный орнамент. Население более северных территорий распространения днепро-донецкой культуры уступало в развитии населению Приазовья, активно перенимавшему опыт шедших с юго-востока кочевников-скотоводов.

К середине IV тыс. до н. э. представители днепро-донецкой культуры были вытеснены из Приазовья, Надпорожья, из района Черкасс, из бассейна Северского Донца, и памятники их продолжали существовать лишь на Волыни и на севере левобережной Украины.

Из степей Восточной Европы носителей днепро-донецкой культуры V–IV тыс. до н. э. потеснили пришедшие с равнин Восточного Прикаспия и низовьев Волги кочевники-коневоды, впервые появившиеся на Нижнем Дону в конце V тыс. до н. э. Созданная ими культура получила название «средний стог».

В то же время с запада на равнину правобережной Украины начиная с середины IV тыс. до н. э. началось продвижение носителей трипольской культуры, основы которой родились и развились на севере Балкан, в недрах древней сельскохозяйственной общности VII–V тыс. до н. э., принадлежавшей средиземноморскому населению Европы. В середине IV тыс. до н. э. поселки средиземноморцев, носителей трипольской культуры, возникли на правом берегу Днепра, между современными городами Киев и Канев, позже они распространились на реках Волыни.

Теснимое с востока и запада на север Восточной Европы население днепро-донецкой культуры на рубеже IV–III тыс. до н. э. занимало территории лесостепи левобережной Украины, долины Днепра и Припяти к северу от устья Десны, а также районы северо-востока Белоруссии.

Охотники, населявшие бассейны рек Висла, Неман, Западная Двина, создавшие собственную гребенчатую керамику IV–III тыс. до н. э., являлись потомками древнейших индоевропейцев севера Европы. Они отличались большим ростом и силой и состояли в близком родстве с оттесненными в леса Западной России носителями днепро-донецкой культуры. Во многом благодаря создателям днепро-донецкой культуры индоевропейское население северных районов Европы к середине IV тыс. до н. э. начало приобщаться к достижениям ведущих центров Передней и Средней Азии, активно разворачивая собственное керамическое и прядильное производство и повсеместно переходя к производящим формам сельского хозяйства. На непосредственную связь населения Немана и носителей днепро-донецкой культуры, занимавших территории к северу от Киева и к западу от Чернигова в V–IV тыс. до н. э., указывает сходство керамик двух регионов.

Впрочем, именно кочевники, последовательно занимавшие начиная с середины V тыс. до н. э. степи Северного Причерноморья и совершавшие регулярные вторжения в центр Европы, являлись важнейшим фактором в распространении на крайнем западе Евразии достижений степных индоевропейских культур, явившихся невольными преемниками все более страдающей от засухи цивилизации Передней и юга Средней Азии V–II тыс. до н. э.

Северные великаны Европы, в первую очередь носители днепро-донецкой культуры V–III тыс. до н. э., древнейшие обитатели Западной и Юго-Западной России, явились первым оседлым индоевропейским компонентом в сложении протославянской и близких ей балтскои и германской общин на начальном этапе их развития. Мы помним о том, что леса юга Скандинавии, севера Германии, Польши, Прибалтики и запада России издревле населяли родственные днепро-донецкому населению народы, потомки охотников каменного века, эпохи таяния последнего великого ледника. В последующие тысячелетия Европа еще переживет множество вторжений подвижного индоевропейского населения, явившегося посредником между древней цивилизацией Передней и юга Средней Азии, превозносившей в V–IV тыс. до н. э. крест как высший духовный символ народа, и современной христианской цивилизацией Европы.

Однако именно охотники-гиганты, древнейшие обитатели севера и востока Европы, явились наиболее глубоким пластом в следовавших одно за другим этнических и культурных напластованиях в долгой истории рождения, развития и обособления современных славянской, балтской, германской и иных индоевропейских общностей Европы и Азии.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 3107