Книги
Реклама
Юрий Гаврилович Мизун, Юлия Владиславовна Мизун. Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества

Раздробленность Руси


Куликовская битва показала, что у Руси вполне достаточно сил для того, чтобы оставаться независимым государством. Беда была в том, что не было единого государства, не было единого хозяина. Претендентов на княжение всегда было много, как правило, все они были родственниками, и все они не гнушались самых низких, самых подлых средств завладения уделом, княжеством и т. д. В ход пускалось всё – отравления, заточение в монастырские одиночки (в кандалах), выкалывание глаз, уморение голодом. Брат шел на брата не в иносказательном, а в прямом смысле. Все средства были хороши. От междоусобной борьбы всегда страдали простые люди. Они кормили и поили не только своих собственных князей и князьков с их приспешниками, но и ордынцев. Их, как скот, ордынцы угоняли в рабство и продавали на невольничьих рынках. Их разоряли не только монголо-татары, но (значительно чаще) свои собственные хозяева, когда они воевали со своими братьями, дядями, племянниками и т. д. Поэтому прошло еще сто лет после Куликовской битвы, а простой народ Руси все еще платил завоевателям дань. Правящие круги это не очень беспокоило, поскольку они жили за счет своих людей, своих рабов. Церковь также устроилась очень хорошо. Она имела двух господ – Византию и Орду, которые очень хорошо ладили друг с другом. Спустя сотни лет после того, как Орды не стало, церковь не выполняла распоряжения русских самодержцев, ссылаясь на особые права, которые она получила из рук ордынских ханов. Самой жестокой эксплуатации подвергались те крестьяне, которые были подвластны монастырям. Митрополиты и епископы содержали свои боярские дворы, жили в чрезмерной роскоши и учили народ подчиняться поработителям, поскольку «иго было Божьим наказанием за грехи». Почему это Бог наказывал за грехи только простой народ, а князья, выкалывающие друг другу глаза, оставались ненаказанными? А церковные служители, владеющие огромными земельными угодьями вместе с порабощенными крестьянами, вообще были представителями Бога на грешной земле. Кто же мог наказывать их?

Изучая историю Куликовской битвы, недоумеваешь, как удалось собрать две-трети русских сил для того, чтобы сразиться с Ордой, которая разоряла и грабила Русь в течение столетий. Многие историки в этом усматривали значительную подвижку в деле объединения русских княжеств в единое государство. К сожалению, это не так. По сути, никакого желания создавать единое государство ни у одного князя (кроме Дмитрия) не было. Все они пошли на военное объединение только из соображений экономических, они хотели освободиться от выплаты дани Орде. Орда в это время ослабела и распадалась. Мамай не был ханом, он был темником, военачальником. Он не представлял собой всей Орды. Двадцать лет в Орде шла междоусобица, которая её ослабила. Куликовская битва позволила ликвидировать Мамая и восстановить единство Золотой Орды. Смешно читать в исторических работах такие строки: «Эта победа положила начало освобождению от иноземного ига не только русского народа, но и других народов Восточной Европы: славян, молдаван, румын, прибалтов и кавказских народов». Это даже не смешно, это – грустно. Грустно, потому что так действительно могло быть, но так не было.

Уже в 1381 году послы ордынского хана Тохтамыша появились на Руси и потребовали, чтобы русские князья явились «на ковер» в Сарай и продолжали платить дань. Князья рязанский и нижегородский тут же согласились с этим. Князь Дмитрий на этот раз не смог уговорить своих родственников отстаивать независимость Руси от Орды. Первым перекинулся к татарам тесть князя Дмитрия с сыновьями. Когда Тохтамыш оказался (внезапно!?) под Москвой, то братья и родственники князя Дмитрия «начаша думу… думати». Все они предпочли бросить Москву на разграбление ордынцам. Дмитрий не смог сделать ничего и сам уехал в Кострому (якобы собирать войско). Тохтамыш разорил Москву, Владимир, Переяславль, Юрьев, Звенигород, Можайск, а также Рязанскую землю, хотя рязанский князь и согласился на условия Орды. Опереться Дмитрию Донскому было не на кого. Он уповал только на Бога. В своём завещании Дмитрий Донской писал: «А переменит бог Орду, дети мои не имут давати выхода в Орду, и который сын мой возмет дань на своем оуделе, то тому и есть». Естественно, Дмитрий больше заботился о своих детях и их уделах, нежели о простом народе.

Дмитрий Донской передал великое княжение владимирское старшему сыну Василию (I). Но и другие сыновья Дмитрия получили уделы. Дальнейшая междоусобица шла между ближайшими родственниками Дмитрия Донского. На эту борьбу уходили все силы, откуда же было найти силы на борьбу с внешними поработителями?

Так, когда Василий I передал власть своему сыну Василию II, то других родственников это не устроило. Во главе Звенигородско-Галицкого княжества был сын Дмитрия Донского Юрий Дмитриевич. Внук двоюродного брата Дмитрия Донского Владимира Андреевича – Василий Ярославич был во главе удельного княжества Серпуховско-Боровского. Внук Дмитрия Донского Иван Андреевич был князем Можайским. Другой внук Дмитрия Донского, Михаил Андреевич, был князем Верейским. Сын Дмитрия Донского Петр Дмитриевич был князем Дмитровского и Углицкого княжеств. Сын Дмитрия Донского Юрий Дмитриевич, который был князем Галицко-Звенигородского княжества, претендовал на великое княжение Василия II – внука Дмитрия Донского.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 1909