Книги
Реклама
Юрий Гаврилович Мизун, Юлия Владиславовна Мизун. Ханы и князья. Золотая Орда и русские княжества

Народная смута


Лжедмитрия убили, но тут же возродился новый Лжедмитрий. По Москве поползли слухи, что убили не Лжедмитрия, а кого-то другого. Приспешник убитого Лжедмитрия некий Михаил Молчанов помчался в Сембор к полякам сообщить, что убит не Лжедмитрий. Следовало подобрать подходящую кандидатуру для замены Лжедмитрия. Слухи поползли по городам и весям. Везде будто только и ждали, чтобы выступить против Шуйского, – слишком неприглядную, вероломную роль он играл во всей этой истории. Никто не сомневался, что престол он занял незаконно.

Первым выступил против Шуйского Путивль. Город поднял на борьбу с Шуйским князь Григорий Шаховской, которого как верного соратника Лжедмитрия сослал на свою голову в Путивль Шуйский. За Путивлем последовали другие города, в том числе Елец и Чернигов. В Чернигове выступление против Шуйского возглавил князь Андрей Телятевский, который был в оппозиции к Лжедмитрию. Сейчас у него появился формальный повод для того, чтобы выступить против Шуйского. Затем против Шуйского выступили Тула и Рязань, за ними последовали поволжские города. Посланные для усмирения царские войска везде терпели поражение. В Перми войска, набранные для царя, разбежались. К общему выступлению против Шуйского поднялась и Вятка.

На этот раз выступали не только горожане, но и крестьяне и холопы. Инородцы воспользовались ситуацией и попытались добиться самостийности. Мордва осадила Нижний Новгород. В Астрахани против царя выступили казаки. Народ пришел в брожение. Неспокойной была Москва. Шуйский почувствовал, насколько тяжела для него шапка Мономаха. Взбунтовались разные силы. Все вместе они представляли собой огромную силу, вышедшую из-под контроля.

Выступлениями на юге первоначально руководил Шаховский. Он выступил в защиту Дмитрия, но нового кандидата на эту вакансию у Шаховского не было. Вначале он пригласил занять эту вакансию Молчанова, но тот струсил. Он послал вместо себя Ивана Болотникова. Это была весьма колоритная фигура, не лишенная оригинальности и самобытности.

Болотников был холопом у князя Телятевского. При невыясненных обстоятельствах он попал в плен к татарам, которые продали его туркам. Там Болотников провел несколько лет на галерах. Оттуда он попал в Венецию, а потом через Польшу решил пробираться на Русь. В Польше его задержали, и там судьба свела его с Молчановым. Он и послал Болотникова к Шаховскому.

Шаховский дал под командование Болотникова вооруженный отряд. Он быстро увеличил численность отряда за счет скопившихся на Украине разбойников, гулящих людей, беглых крестьян, холопов. Воинство Болотникова быстро умножалось. Болотников нацеливал всех на борьбу с власть имущими.

У Ельца Болотникова встретили царские войска, которые он разбил. Это очень вдохновило восставших. Пришли в движение города Тула, Венев, Кашира, Орел, Калуга, Вязьма, а также некоторые тверские города. В Рязани восставших возглавили Григорий Сунбулов и братья Ляпуновы (Прокопий и Захар), которые были дворянами. Ополчение в Рязан и было очень сильным, тем более что рязанцы славились своей дерзостью, энергий, способностью действовать решительно и смело.

В Туле также сформировалось сильное ополчение, во главе которого стал боярский сын Истома Пашков. Ополчения в Рязани и Туле были направлены против бояр и конкретно против Шуйского.

Как воинство Болотникова, так и ополчение Рязани и Тулы направлялись к Москве. Но они были абсолютно разные. Ополчения были дворянскими, а шайка Болотникова несла с собой разорение и вражду. С Болотниковым шли холопы и гулящий люд.

Ополчение и банды Болотникова соединились под Москвой в селе Коломенском. Положение Шуйского становилось критическим. У него не было сил отразить наступление восставших. К роме того, он не мог обеспечить нормальную жизнь москвичей. В Москве начался голод. Рознь между дворянскими ополчениями и бандами Болотникова была на руку Шуйскому. Болотников посылал к москвичам гонцов с призывами восстать против высших классов. Об этом патриарх Гермоген писал: «воры из Коломенского пишут к Москве проклятые свои листы, велят боярским холопам побивати своих бояр и жен их и вотчины и поместья им сулят и шпыням и безыменником вором (то есть черни) велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити, и призывают их воров к себе и хотят им давати боярство и воеводство и окольничество и дьячество».

Тульские и рязанские дворяне-ополченцы в испуге отшатнулись от отряда Болотникова и перешли на сторону Шуйского. Лидеры ополчения Сунбулов и Ляпунов сами явились к Шуйскому. Следом за ними на сторону Шуйского перешли ополченцы из Твери и Смоленска.

Болотников отступил от Москвы и окопался в Калуге, а затем перешел в Тулу. Здесь он соединил свои силы с казаками под водительством казачьего самозванца Петра. Петр выдавал себя за сына царя Федора, которого на самом деле никогда не было. Так Тула стала центром движения против Шуйского.

Весной 1607 года Шуйский решил осадить Тулу. Войска Шуйского стояли под Тулой целое лето. Было принято решение не выкуривать мятежников из города, а затопить их водой. Для этого на реке Упе устроили плотину и затопили город. Мятежников одолел голод. В октябре 1607 года Тула сдалась Шуйскому. Болотникова отправили в Каргополь и там утопили. Шаховского сослали в пустыню на Кубенское озеро. Предводителя казаков Петра повесили. Шуйский праздновал победу, но не долго. Волнения на этом не остановились. Появился второй Лжедмитрий. Прозвище у него было Вор. Он появился в пограничном литовском городке Пропойске. Там он выбрался из тюрьмы и объявил себя родней семейства Нагих. Его отпустили на Русь, в Стародуб. В Стародубе уверовали, что появился истинный царевич Дмитрий. Горожане ему помогали деньгами.

Вокруг Вора собралось войско, состоящее главным образом из польских авантюристов, казачества и всяких проходимцев. Конечно, никто не верил в то, что Вор является истинным царевичам. Тогда самозванство просто вошло в моду и служило предлогом для достижения под этим флагом собственных целей. Задача у этого сброда была одна – грабить, наживаться, воровать, насильничать.

Вор со своим воинством выступил на Москву. Царское войско было деморализовано и при Волхове потерпело поражение. Вор подошел к Москве и в селе Тушине разбил свой укрепленный стан. Сюда стекался всякий сброд, прежде всего казачьи шайки. Польские шляхтичи приводили свои дружины. Здесь собрались авантюристы, в том числе и Рожинский, Лисовский и Ян Петр Сапега.

Нового самозванца признала даже Марина Мнишек. Положение Шуйского было незавидным. Южная часть государства была разорена, покрыта шайками воров и разбойников. Северная половина царства была также частично поражена этим вирусом. Правда, северные области были самыми богатыми, здесь жили земские люди, занятые мирным трудом, которые были готовы защищать свой мирный уклад жизни, порядок и спокойствие.

Тушинскому отряду надо было на что-то жить. Поэтому они поглядывали в сторону севера. И не только поглядывали, но и посылали туда грабительские отряды. Путь тушинским ворам на север перекрывал Троице-Сергиев монастырь защищало только 15 000 человек, включая монахов, а наступали на него войска под водительством Сапеги и Лисовского, численность которых доходила до 30 000 человек. В сентябре 1608 года тушинцы осадили монастырь. Осада длилась полтора года до начала 1610 года. Но монастырь не был взят и длительное время сковывал значительные силы воровского войска. Тем не менее воровские шайки захватили северные города Суздаль, Владимир, Ярославль, Вологду. Они грабили и бесчинствовали. Основное их ядро состояло из поляков.

Постепенно северные города один за другим восставали против Вора, против грабежей и бесчинств, выступая за порядок, против его нарушителей. Северные города эффективно взаимодействовали и сообща громили шайки польских авантюристов. Возглавляли сопротивление выборные предводители. Активное участие в сопротивлении принимали Строгановы. Против Тушина восстали Нижний Новгород, Владимир, Галич, Вологда и другие города. Против воровского сброда выступили практически все города по Средней Волге, а также севернее от нее.

У Москвы не было сил потеснить Тушинский лагерь. В Москве не было порядка, не было дисциплины. Шуйский не пользовался никаким авторитетом и обратился за помощью к шведам. В 1608 году Шуйский послал своего племянника князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского для переговоров со шведами о предоставлении помощи Москве. В феврале 1609 года со шведским королем Карлом IX был заключен союз. Шведы должны были предоставить русским три тысячи конницы и три тысячи пехоты. За это русские отказывались от притязаний на Ливонию. Они должны были уступить шведам город Карелу с уездом. Кроме того, русские обязались вечным союзом со шведами против Польши. Цена, скажем, немалая за шесть тысяч воинов.

Шведскими отрядами командовал Якоб Делагарди. Скопин-Шуйский со шведскими отрядами в 1609 году двинулся от Новгорода к Москве. Под Тверью воинство Вора было разбито. Тушинцы были вынуждены снять осаду Троице-Сергиевого монастыря. Шведы не проявляли особого рвения в сражениях, ссылаясь на то, что они не получают в полном объеме обещанного им содержания.

Тем временем Шуйский пытался перегруппировать силы, которые были в его подчинении. В 1608 году он вызвал в Москву из Астрахани, где он подавлял мятеж, военачальника Ф.И. Шереметева. Шереметев двинулся к Москве по Волге, по пути очищая край от воровских и разбойничьих шаек.

Осенью 1609 года отряды Шереметева соединились с войском Скопина-Шуйского под Москвой в знаменитой Александровской слободе. Объединенных сил было достаточно, чтобы разгромить Тушинский лагерь. Но там не стали ждать. Вор добровольно оставил Тушино и, уходя, сжег свой лагерь. Вор испугался не только и не столько русских отрядов Скопина-Шуйского и Шереметева, сколько войска польского короля Сигизмунда.

Сигизмунд имел особые отношения со шведами. Сигизмунд Польский происходил из дома Вазы. Он наследовал шведский престол после своего отца Иоанна, но был свергнут с этого престола. Вместо него шведы избрали себе королем его дядю Карла IX. Сигизмунду это не понравилось, и он объявил Швеции войну. Шуйский стал союзником Карла IX, поэтому Сигизмунд считал своим долгом выступить против Москвы. Польский сенат и сейм дали добро на войну с Россией. В сентябре 1609 года Сигизмунд осадил Смоленск. Он был уверен, что в Москве его встретят с радостью, и рассчитывал посадить на престол в Москве королевича Владислава.

Вначале бояре незаконно захватили престол в Москве, а затем пригласили в страну шведов. Это дало полякам повод пойти войной на Россию. Так бояре кинули страну под ноги иноземцам.

Смоленск долго защищался. Сигизмунд призвал поляков из Тушина присоединиться к войскам короля. Тушинские поляки к этому отнеслись по-разному. Одни надеялись получить от короля жалованье, которого они давно не видели. Другие не хотели делить Москву, которую уже считали своей добычей, с королем.

В конце концов часть поляков ушла к королю, часть составила шайки, которые грабили сами по себе. В конце 1609 года переодетый вор бежал в Калугу. Туда к нему потянулись казаки, в том числе и те, которыми предводительствовал Шаховской.

В это время «прозорливые» русские обратились к польскому королю Сигизмунду с просьбой, чтобы он дал им в цари своего сына Владислава. Эти инициаторы не владели ни Москвой, ни страной, не представляли собой никакой политической и реальной силы. Тем не менее они решили осчастливить Россию польским королевичем. Не странно ли?

Инициаторы послали к Сигизмунду посольство. Во главе посольства стояли Салтыковы, князья Масальский и Хворостин, Плащеев, Вельяминов. В посольство в ходили дьяки – Грамотин и другие, а также люди низкого происхождения: Федор Андронов, Молчанов и пр.

4 февраля 1610 года под Смоленском был подписан договор между этим посольством и королем Сигизмундом. Договор обязывал Владислава соблюдать православие, прежний административный порядок и сословный строй Москвы. Договор состоял из 18 статей. Основные из них были следующие:

– Владислав венчался на царство от русской патриархии;

– Православие в Московском государстве должно быть почитаемо и оберегаемо по-прежнему;

– Имущество и права как духовенства, так и светских чинов пребудут неприкосновенными;

– В законодательстве должна участвовать не только боярская дума, но и Земский собор.

Договор предусматривал автономию Московского и Польского государств.

В Тушине верховодил Рожинский, который оказался между молотом и наковальней. Ему грозили и Вор из Калуги и войско Скопина-Шуйского. Поэтому он счел благоразумным уйти к Волоколамску, где он умер, а его шайка разбежалась.

Скопин-Шуйский вошел в Москву. Москвичи ликовали. Они надеялись увидеть на престоле Скопина-Шуйского вместо его дяди Василия Шуйского. Но в апреле 1610 года Скопин умер в возрасте 24 лет. Москвичи заподозрили в этой смерти Шуйского, который боялся за свой престол.

Великих людей в истории сменяют ничтожества. Скопин-Шуйский был умным, зрелым не по летам, осторожным полководцем и ловким дипломатом. Его место занял брат царя Василия Дмитрий Шуйский. Это был надменный, неспособный, пустой и мелочный человек.

Он двинул войско на освобождение Смоленска, но у деревеньки Клушина был разбит польским гетманом Жолкевским. Это было в конце июня 1610 года. Путь польскому гетману на Москву был открыт. По пути он приводил горожан к присяге польскому королевичу Владиславу. Вор также двинулся из Калуги в Москву и сумел опередить гетмана. Когда гетман был еще в Можайске, Вор был уже в Коломенском.

Клушинское сражение решило судьбу Василия Шуйского. Он был готов вступить в переговоры с Жолкевским, но не успел. 7 июля 1610 года Захар Ляпунов с толпой своих единомышленников пришел во дворец к Шуйскому. Он просил Шуйского оставить престол добровольно. Но тот категорически отказался. Тогда Ляпунов со своими людьми оставили дворец Шуйского и направились на Красную площадь. Туда прибывало всё больше и больше народу. Все не могли уместиться, поэтому перешли на более просторное место – к Девичьему монастырю, куда прибыли многие бояре и патриарх Гермоген. Было решено «осадить царя». К Шуйскому отправился князь Воротынский. От лица всех собравшихся он просил Шуйского оставить престол. Шуйский просьбе внял и уехал в свой старый боярский дом, где он пришел в себя и стал хлопотать о возвращении престола. Поэтому его постригли в монахи «насильством». Патриарх согласия на это не давал.

Страна была под угрозой полного иноземного завоевания. Нужен был глава государства, который смог бы организовать освобождение занятых территорий. Выбирать нового царя не было времени. Присягнули временно Боярской думе. «Московскому государству с обеих сторон было тесно», поскольку рядом с Москвой были Вор и Сигизмунд. Оставался один вариант – признать царем польского королевича Владислава. Патриарх и духовенство хотели русского царя. Патриарх предлагал на престол молодого Михаила Федоровича Романова. Другие церковные иерархи предлагали князя Василия Васильевича Голицына. Знать была за Владислава. Она не хотела, чтобы на престоле оказался боярин вроде Бориса Годунова или Шуйского.

Реальная власть в Москве была у Боярской думы. Бояре пригласили в Москву Жолкевского, чтобы «освободить Москву от Вора». Так бояре передали Москву в руки поляков. Тем самым они предрешили вопрос об избрании царем Владислава.

27 августа 1610 года Москва присягнула Владиславу. После этого поляки отогнали Вора от Москвы в Калугу. Договор об избрании Владислава должен был утвердить Сигизмунд. К Сигизмунду отправились «великие послы». Поразительно, что в состав посольства вошло более тысячи человек. Зачем? Посольство возглавляли митрополит Филарет и князь В.В. Голицын. Они оба могли выступить соперниками Владислава. Похоже, что хитрый Жолкевский приложил руку к тому, чтобы они оба покинули Москву.

Уладив эти дела, Жолкевский передает командование своим весьма малочисленным воинством Гонсевскому и уезжает к Сигизмунду. Сигизмунд потребовал, чтобы к нему привезли Василия Шуйского с его братьями.

Раньше Сигизмунд претендовал на шведский трон, теперь он позарился и на московскую корону. Владислав в этом вопросе был для него только прикрытием. Жолкевский был посвящен в планы Сигизмунда и был обязан содействовать их осуществлению. Но дело это было трудным, и Жолкевский предпочел «умыть руки».

При подходе к Смоленску послы обнаружили, что население заставляют присягать не Владиславу, а Сигизмунду. Об этом послы написали в Москву. Сигизмунд не отпускал Владислава. Все дела в Москве Сигизмунд обещал уладить сам. Владислава он обещал послать в Москву летом при условии, что Смоленск сдастся на милость поляков. Поляки планировали сделать Смоленск своей крепостью.

Что касается Владислава, то поляки не хотели, чтобы он принял православие. Москва не могла согласиться с тем, что царем на русском престоле будет иноземец-католик. Москва не могла согласиться на то, чтобы государством правил Сигизмунд.

Сигизмунд постарался расколоть русское посольство. И это ему удалось. Часть послов признала царем Сигизмунда и отправилась в Москву агитировать за него. Среди них был и троицкий келарь (управитель) Авраамий Палицын. В Москве активную деятельность в пользу Сигизмунда развили Салтыковы. Сигизмунд потребовал от Боярской думы, чтобы она наградила Салтыковых. Бояре выполняли волю Сигизмунда без промедления. Они наградили Салтыковых за верную службу Сигизмунду, которому сами бояре били челом. Сигизмунд управлял Москвой через своих людей, которых он присылал в Москву. Среди них был Федор Андропов.

Бояр это устраивало. Они даже хотели пригласить в Москву самого Сигизмунда и присягнуть ему. Против этого возражал только патриарх Гермоген.

Из Смоленска поступила информация о том, как поляки расправляются с русскими. Поляки вели себя в Москве как завоеватели. Москвичи повернули свои взоры в сторону Вора, который мог бы освободить Москву от поляков. Благо Вор был рядом – в Калуге. Восточная половина Московского царства присягнула Вору. Просто лучшего ничего не было. Но тут и Вора не стало – в декабре 1610 года он был убит одним из своих же приверженцев из-за сведения личных счетов.

С этого времени начинается национальная борьба. Нужно было освободиться от польского гнета. Положение в стране было аховое. По стране бродили банды разбойников, по большей части казаков. Северо-запад страны был занят шведами. Поляки осаждали Смоленск и разоряли юго-западные области. В Москве правили бал поляки. Сигизмунд одновременно штурмовал Смоленск и командовал через своих людей в Москве. Он держал в плену тысячное московское посольство. Поляки делали всё, чтобы их возненавидели все в Московском государстве (за исключением бояр).

Патриарх Гермоген всячески противился польской оккупации. Народ пришел в движение. Города обменивались посланиями, депешами. Патриарх благословлял на восстание народ против поляков. Вся страна пришла в движение.

И на этот раз проявила себя Рязань. Прокопий Ляпунов в январе 1611 года стал собирать войска. Во главе их он двинулся на Москву.

К Ляпунову шли дружины со всех концов государства – из земли Рязанской, Северской, Муромской, Суздальской, из северных областей, из Поволжских низовых.

В движение пришли и организованные казаки. Во главе тушинских казаков стоял князь Дмитрий Тимофеевич Трубецкой. Донских казаков возглавлял атаман Заруцкий. С севера на Москву шли казаки шайки во главе с Просовецким. Сапега, который осаждал монастырь, также решил было включиться в борьбу против поляков. Но затем передумал.

Бояре и поляки в Москве встревожились. 19 марта в Москве в Китай-городе начался бой с поляками. Поляки бежали к слободам, но народ их задержал. Тут подоспели передовые отряды земского ополчения под водительством князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Поляки были отброшены в центр. Они заперлись в Кремле и Китай-городе. Москву поляки подожгли, и она сгорела практически вся.

Через несколько дней к Москве подоспела стотысячная русская рать. Она обложила Кремль и Китай-город. Поляки вместе с боярами засели в осаду. У поляков было всего 3000 человек. Они нуждались в помощи, но Сигизмунд прийти на помощь не решился. Его силы были скованы Смоленском.

Земское ополчение и казаки представляли разные (враждебные друг другу) силы общества. Всем ополчением руководили Ляпунов, князь Трубецкой и Заруцкий. Эти военачальники должны были не только командовать воинскими отрядами. Они исполняли и функции правительства. Они делали распоряжения о сборе денег и ратных людей по областям, сменяли воевод в городах, заботились о защите Новгорода от шведов, раздавали поместья. В общем, они решали все проблемы как военного, так и земского характера. Страной правило ополчение, и оно пользовалось непререкаемым авторитетом. Ему верили, его слушались.

Но правящая тройка не была бесконтрольной. Они выполняли решения общего совета рати. Ополчение имело свою думу, свой совет. Оно считало себя выразителем воли «всей земли». Свои постановления совет ополчения называл «приговорами всей земли». Приговор, принятый 30 июня 1611 года, во многом был направлен против вольностей (грабежей) казаков. Он предписывал беглым холопам вернуться к своим хозяевам. Это не могло понравиться ни тем ни другим. И Ляпунов был убит. Заменить Ляпунова было некому, и казаки взяли верх. Дворяне из ополчения стали разбредаться по домам. Ополчение разлагалось. Основное его ядро – казаки стояли под Москвой в 1611 и 1612 годах. Московский гарнизон был не в состоянии справиться с казаками.

В апреле 1611 года московские послы были ограблены и пленниками отправлены в Польшу. 3 июня 1611 года Сигизмунд взял Смоленск. До осады в городе было 80 000 человек. После его падения в живых осталось не более 8000 человек. Поляки пытали русского воеводу Шеина – им очень хотелось узнать, как это удалось русским так долго защищать город. Они до сих пор этого не поняли.

Шведы воспользовались ситуацией и 16 июня заняли Новгород. Был заключен договор (под диктовку шведов), по которому Новгородом на вечные времена должны были править сыновья шведского короля.

В Пскове также было неспокойно. Там появился третий Лжедмитрий – некий Сидорка.

Значительная часть государства была занята оккупантами. В Москве были иноземцы. В стране не было правительства и царя. Везде бродили шайки разбойников, а под Москвой стояли казаки, которые, по сути, были также разбойниками. Со смертью Ляпунова все надежды народа рухнули. Казалось, что Русское государство пропадает. Но русский дух не иссяк. В разных городах (в основном восточных) снова стали формироваться ополчения. Все поволжские города левого и правого берега пришли к соглашению, чтобы им «быть в совете и единении», охранять общественный порядок, не допускать грабежей, не заводить усобиц, не принимать новой администрации, с казаками не знаться… Все были готовы бороться за веру, за родину и общественный порядок.

В Москве бояре называли себя «государственными верными подданными» Сигизмунда.

Первым на освобождение Москвы поднялся Нижний Новгород. В формировании там ополчения главную роль сыграл Минин. Историки пишут, что Минин был гениальным человеком. Он указал, что надо делать и как надо делать. Минин торговал и был одним из видных людей в городе. Горожанами еще раньше он был избран в число земских старост. Он привык вести большое хозяйство города и обращаться с большими деньгами, какие собирались с мира земскими старостами в уплату податей.

В сентябре (возможно октябре) 1611 года на одном из городских собраний Минин предложил собрать деньги для ополчения и сформировать самое ополчение. Затем был собран городской собор нижегородцев. На нем выступил и Минин. Он сказал: «Захотим помочь Московскому государству, так не жалеть нам имения своего, не жалеть ничего, дворы продавать, жен и детей закладывать и бить челом, кто бы вступился за истинную православную веру и был у нас начальником». Было решено образовать ополчение, созывать служилых людей и собирать на них деньги.

Было решено давать на ополчение «третью деньгу» (треть имущества). Кто давал меньше, с того брали силой. Были и такие, кто жертвовал всё, что имел. Деньги были собраны. Надо было определиться с воеводой. Минин предложил избрать воеводой князя Дмитрия Михайловича Пожарского. Пожарский в то время жил в своей вотчине в 100 верстах от Нижнего Новгорода. Дома он залечивал раны, полученные полгода назад под Москвой. Два местных воеводы уже были – Алябьев и князь Звенигородский.

Пожарский согласился не сразу. Он поставил условие, чтобы хозяйственные вопросы в ополчении взял на себя Минин. Так и порешили. И дело пошло.

Весть о Нижегородском ополчении быстро распространилась по другим городам. Первыми отозвались бездомные смоляне, вязьмичи, и дорогобужане. Все они вошли в войско Пожарского. Нижегородцы обратились к другим городам. Они писали: «А вам бы с нами быти в одном совете и ратным людям на польских и литовских людей идти вместе, чтобы казаки по-прежнему низовой рати своим воровством, грабежи и иными воровскими заводы и Маринкиным сыном не разгонили». Речь идет о сыне Вора и Марины Мнишек, которого звали Воренком.

Московские бояре, хотя и были взаперти, не дремали. Они рассылали грамоты в разные города (Кострому, Ярославль и др.) с призывами быть верными Владиславу. Они не осознавали, что появилась новая сила, которая изменит всю ситуацию.

Ополчение выступило из Нижнего Новгорода в марте 1612 года по дороге на Ярославль. В Ярославле отряды простояли три месяца. Правда, они не бездействовали. Они очистили северный край от казачьих шаек. За это время был достигнут нейтралитет со шведами. Можно было рассчитывать, что те не ударят в тыл.

В войске Пожарского был свой земский собор. Пожарский с «товарищами» управлял не только ополчением, но и всей землей. Так было и у Ляпунова в первом ополчении. Круг обязанностей у Пожарского был очень широк. Он принимал челобитные, давал тарханные и жалованные грамоты монастырям, делал постройки в городах, давал льготы разоренным, назначал денежные сборы на ратное дело. Все это Пожарский делал «по совету всей земли», «по указу всей земли». Ополчение выполняло волю земского собора еще в Нижнем Новгороде. Решала проблемы не вся рать, а ее представители. Земские дела решали земские представители (представители от территорий). В работе земского собора при Пожарском принимали участие представители трех сословий: служилого, тяглого и духовного.

20 августа 1612 года ополчение двинулось из Ярославля на Москву. Отношения ополченцев и казаков вначале были враждебными. Но затем они несколько сгладились. Ополченцы стали станом отдельно от казаков.

22 сентября 1612 года ополченцы взяли Китай-город, а затем и Кремль. На повестку дня встал вопрос выбора царя. Грамотой от 15 ноября 1612 года Пожарский звал по десять человек от каждого города для выбора царя.

Сигизмунд направил свои войска на Москву, но дошел до Волоколамска. Трижды он подходил к Волоку, но был отброшен. Ему пришлось уйти восвояси.

В январе 1613 года в Москве собрались представители земель. В повестке дня было не только избрание царя, но и вопрос о том, как «строить» государство и управлять страной до выборов царя.

Что собой представлял Земский собор, который собрался в Москве в 1613 году для избрания нового царя? На избирательной грамоте Михаила Федоровича Романова, которая была написана летом 1613 года, имеется 277 подписей. Участников собора было больше. На соборе участвовали представители 50 городов (северных, восточных и южных). Если от каждого города приглашали по 10 представителей, то в среднем должно было быть 500 участников собора. Если сюда добавить Москву и духовенство, то число участников собора могло доходить до 700 человек.

Собор работал в здании Успенского собора, прежде всего потому, что это здание было способно вместить такое количество народа. Состав избирателей царя (по подписям) выглядел так. Из 277 подписей 57 принадлежит духовенству. Часть этого духовенства была из городов, которые их выбрали в качестве представителей (делегатов). 136 подписей принадлежали высшим служилым чинам (боярских подписей было 17). 84 подписи принадлежали городским выборным. 12 подписей принадлежали «уездным» людям.

Земский собор начал работать в январе 1613 года. Бояре высказались за избрание на царский престол иностранца. При нем они рассчитывали устроиться получше. Велись переговоры со шведами об избрании на Московский престол сына Карла IX Филиппа. Связывались и с германским императором Рудольфом на предмет избрания на русский престол его сына. Но на соборе преобладало мнение, что в России должен править русский царь.

Стали ломать голову, кого же из русских избрать царем. В летописях сохранились такие сведения. «Говорили на соборах о царевичах, которые служат в Московском государстве, и о великих родах, кому из них Бог даст… быть государем». Но высказывались самые разные мнения. «И тако преправодиша не малые дни». Дискуссия была весьма продолжительной. Поэтому грамота и появилась только через полгода. В избирательной кампании было все – и подкуп, и клевета, и устрашение. В летописи сказано: «Многие же от вельмож, желающи царем быти, подкупахуся многим и догощи и обещающи многие дары». Ф.И. Шереметев писал Голицыну относительно кандидатуры Михаила Романова: «Выберем Мишу Романова, он молод и нам будет поваден».

Решение выбрать царем Михаила Романова было принято 7 февраля 1613 года. Торжественное заседание в Успенском соборе состоялось 21 февраля. Совершили молебен о здравии царя и присягнули ему. Михаил Романов в это время находился в своей костромской вотчине Домнино. Здесь на него напала польская шайка. Спас Михаила Романова крестьянин Иван Сусанин. Имеется царская грамота Михаила, в которой семье Сусанина даются различные льготы.

Из Домнина Михаил Федорович с матерью перебрались в Кострому в Ипатьевский монастырь, который был построен в XIV веке Мурзой Четом, предком Годунова. Этот монастырь был подарен Романовым Лжедмитрием. Так в Ипатьевском монастыре началась династия Романовых. Закончилась она в Ипатьевском доме в Екатеринославле.



<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 4013