Книги
Реклама
Мария Гимбутас. Славяне. Сыны Перуна

Глава 2. Северокарпатская культура Бронзового и Раннего Железного веков


Общий ход культурного развития в Северокарпатском регионе был практически таким же, как и на всей североевропейской равнине. До 1200 г. до н. э. этот район находился под влиянием центральноевропейской культуры, основанной на обработке металлов.
Видимо, около 1200 г. до н. э. произошла миграция степных народов на запад из района Нижней Волги. После их перехода в Нижнее Приднепровье и Нижнее Приднестровье в развитии Северного Причерноморья начался новый этап. С этого времени северокарпатская культура стала развиваться под влиянием пришельцев с востока.
Несмотря на перемены в культуре, образ жизни северокарпатских народов практически не изменился. В отличие от Центральной Европы у них не было развитой металлургии и торговли. Взаимодействие культур продолжалось на протяжении почти двух столетий, что подтверждается археологическими находками, погребальными обрядами, сельскохозяйственной деятельностью, экономикой, устройством жилищ и архитектурой.

Хронологическая периодизация

Рассматриваемый период можно приблизительно разделить на пять этапов.

1. От начала второго тысячелетия до 1500 г. до н. э. – ранний бронзовый век.
Продолжает существовать северокарпатская курганная культура со шнуровой керамикой.

2. С 1500-го до 1200 г. до н. э. – средний бронзовый век.
Данная стадия известна как «комаровская культура», названная по курганным захоронениям на верхнем Днестре. Увеличивается влияние Центральной Европы, но в то же время начинает развиваться и местная металлургия.

3. С 1200-го до 750 г. до н. э. – поздний бронзовый век.
Белогрудовская культура (по поселению на реке верхний Ингулец), содержащая протославянские элементы. Ее также называют «культурой зольных скоплений», содержащих множество предметов, которые указывают на оседлый образ жизни населения. Влияние Центральной Европы начинает уменьшаться.

4. С 750-го до 500 г. до н. э. – ранний железный век.
Эта культура, известная как «чернолесская», соответствует раннескифскому периоду. Скифские поселения VI–VII вв. до н. э. обнаруживаются к востоку от Среднего Поднепровья, а также в бассейнах Сулы, Псела и Ворсклы.

5. С 500-го до 200 г. до н. э.
Та же самая культура, совпадающая по времени бытования со скифской, которая и оказывала на нее влияние, продолжала развиваться до прибытия сарматов из Нижнего Поволжья.

Рассмотрим перечисленные этапы более подробно.

1. От начала второго тысячелетия до 1500 г. до н. э. – ранний бронзовый век.
Единственными источниками сведений о культуре первой половины второго тысячелетия до н. э. являются курганы и единичные находки. Широкие раскопки мест поселений еще не проведены. На основании раскопок поселений, относящихся к раннему бронзовому веку, известно, что они были небольшими, занимали не более 3000–3500 квадратных метров и располагались на берегах рек. Остатки домов указывают, что в плане они представляют собой прямоугольник размером примерно 4?5 метров.
В середине XX в. было раскопано несколько хорошо сохранившихся курганов в бассейне верхнего Днестра. Представляют интерес курганы Кочановки и Остапья, расположенные около Скалаты в Тернопольской области. Они имели высоту 1–2 метра и были более 20 метров в диаметре. Погребения были окружены кольцом из камней.
Умерших располагали на боку, со сложенными конечностями (в позе эмбриона) внутри каменной гробницы. В каждой могиле обнаружен боевой топор, орудие из кремня или скребок, а также горшок. Иногда присутствуют медные украшения, как правило сережки в форме спирали.
Примерно к середине второго тысячелетия н. э. появляется другая разновидность погребений. После обнаружения кладбища в окрестностях Черткова близ Тернополя, в долине верхнего Днестра, она была названа белопотоцкой культурой.
Рис. 5. План и разрез кургана раннего бронзового века, расположенного к северу от Карпатских гор (Кочановка около Тернополя)
К ней также относятся находки примерно из двадцати курганных погребений, находящихся в Подолии и Северной Молдавии. К этой же группе относится крупное укрепленное городище Костица, расположенное на берегу реки Быстрицы в Словакии. Внутри каменных гробниц были обнаружены двуручные горшки с рубчатым орнаментом, каменные боевые топоры, кремневые ножи и другие предметы, типичные для культуры курганного происхождения.
С середины второго тысячелетия до н. э. белопотоцкая культура в Молдавии сменилась индоевропейским типом курганов, представленным в Монтеору на северо-западе Румынии. В районе верхнего Днестра эта культурная группа продолжала развиваться до середины бронзового века.
Рис. 6. А, б, в, г – бронзовые украшения 1500–1300 гг. до н. э.: браслеты и подвеска из кургана Кустовцы, Волынь. Д, е, ж, з – булавки с ромбовидными головками (д, е – курган Гуляй-город, расположенный около Смелы, район Киева; ж – захоронение Меджидие в Добрудже, комаровское захоронение, Подолье). Масштаб примерно 1:2
2. С 1500-го по 1200 г. до н. э. – средний бронзовый век.
Примерно с 1500-го по 1400 г. до н. э. в бассейне верхнего Днестра появляется центральноевропейская культура курганов бронзового века. Число находок резко возрастает. Бронзовые инструменты нередко заменяют каменные и костяные изделия, усложняется орнаментация бронзовых украшений и оружия.
Примерно в 1400 г. до н. э. произошло перемещение населения Центральной Европы. Жители современной Восточной Словакии, Моравии и, возможно, Баварии продвинулись на юго-восток, через Венгрию в Северную Югославию и Западную Румынию.
За пределами основных путей их миграции остались лесные и лесостепные регионы, расположенные к северу от Карпатских гор. Данный вывод подтверждают единичные находки бронзовых ограждений центральноевропейского «курганного типа», обнаруженные в Северном Прикарпатье.
Однако влияние пришельцев с севера Европы проявляется в развитии металлургии и торговли. Появились бронзовые предметы с орнаментацией, типичной для районов Северного Прикарпатья и среднего Днепра. Назовем булавки с плоскими пластинами ромбовидной формы и разные виды длинных булавок с выпуклыми или коническими головками. Ряд спиральных браслетов и шейных колец, заканчивающихся спиралевидными пластинками, видимо, изготовлены местными мастерами.
Время от времени в богатых могилах находят золотые спиралевидные серьги, которые изготавливались в раннем бронзовом веке наряду с бронзовыми или деревянными рукоятками кинжалов с насечкой.
Рис. 7. Сосуды с тисненым, процарапанным, канальчатым орнаментом комаровского типа 1500–13000 гг. до н. э., из Комарова и других мест, расположенных в бассейне верхнего Днестра
Следы поселений обнаруживаются в песчаных дюнах, на мысах и побережьях рек. Раскопки поселений позволяют сделать вывод, что большинство домов относилось к подземному типу, то есть было землянками, размером примерно 3?5 метров. Но некоторые дома возвышались над землей.
О сельскохозяйственной деятельности и разведении животных свидетельствуют посевы ячменя и двух типов пшеницы (однозерновки и двузерновки), обнаружение кремневых серпов, каменных жерновов и ручных мельниц, костей коров, лошадей, овец и свиней.
В Комарове, в районе Станислава на верхнем Днепре, было раскопано одно из самых больших погребений, насчитывающее 56 курганов. Кладбище состоит из низких курганов, обычно высотой 1 метр и диаметром примерно 20 метров, расположенных на площади порядка 2,5 километра вдоль горной Карпатской гряды. Умершие, как и в других погребениях, обычно располагаются в покрытых деревом или камнями могилах со сложенными или вытянутыми вдоль тела конечностями. Иногда встречаются пустые могилы и могилы со следами кремации.
Погребения в составе кладбища относятся к различным периодам бронзового и раннего железного веков, но наиболее богатые относятся к среднему бронзовому веку, что совпадает с «курганным» периодом в Центральной Европе. Следовательно, весь северокарпатский комплекс, который существовал между XV и XII вв., мы можем определить как «комаровский».
Рис. 8. Распределение комаровского и соседних культурных комплексов в период с 1500-го по 1200 г. до н. э.
Комаровская керамика ничем не примечательна, основную массу изделий составляют грубые тюльпановидные горшки, иногда украшенные насечками вдоль горлышка. Встречаются также бочкообразные или шарообразные горшки, чаши, блюда и тонкостенные изделия, изготовленные для погребальных целей. Это вазы с двумя ручками, некоторые из них украшены резьбой, очень похожей на ту, что встречается на вазах, обнаруженных в центральноевропейских курганах, и трансильванских (так называемых оттоманских) вазах, хотя Карпатские горы и отделяют данный район от Центральной Европы и оттоманцев. Шнуровой орнамент полностью отсутствует.
Погребальные обряды и керамика позволяют типологически расположить комаровский комплекс между его северо-восточными соседями, тржинецким комплексом, обнаруженным в Чехии, и комплексом Монтеору, находящимся в Молдавии. Чешский и комаровский комплексы действительно имеют общие черты, но для каждого из них характерен собственный стиль керамики и изделий из металла. Погребальные обряды также не много отличаются друг от друга.
Чешское население обитало на равнинах и в лесистых районах, в то время как население Комарова жило на возвышенном плато. В обоих районах общие черты развития можно наблюдать на протяжении бронзового и раннего железного веков.

3. С 1200-го до 750 г. до н. э. – поздний бронзовый век.
Относящиеся к данному периоду находки известны на всей территории лесостепного пояса и отличаются удивительно однородным характером, хотя и имеют разные названия.
Белогрудовская культура существовала в Подолье до начала первого тысячелетия до н. э. Она названа по поселению, расположенному на реке Верхний Ингулец к западу от Днепра.
Существовавшая в конце бронзового и в начале железного века в бассейне верхнего Днестра культура была названа «высотской». Имя образовано по погребению, обнаруженному около города Броды на Волыни, где нашли 141 ингумационное погребение и могилы со следами кремации.
Огромное число поселений раскопано в бассейнах рек Ингулец и Умань, расположенных к западу от среднего Днепра (в Подолье). Здесь обнаружены зольники – низкие курганы, высотой 1–2 метра и диаметром 20–30 метров, состоящие из пепла, костей животных, глиняных черепков и остатков утвари. Обычно курганы образуют прямую линию или располагаются по окружности или полукругу, соответствующему речной террасе. По этим курганам из пепла культуры позднего бронзового и раннего железного веков получила название «культура пепельных скоплений», или «зольников».
Жители данного района занимались земледелием и скотоводством. Среди находок кости коров, овец, коз, свиней и собак. Вероятно, для погребальных пиршеств и для подношений мертвым использовались конина и свинина, поскольку в горшках с кладбища в Высотском обнаружены следы сала и кости лошадей и свиней. Кроме горшков с мясом, в курганах находились также буханки хлеба, некоторые из которых были обожжены. Хлеб не был посолен, сорт зерна установить не удалось. В одной из могил погребения в Золочеве нашли горшок, наполненный размолотым зерном. По-прежнему изготавливались кремневые серпы, хотя среди находок есть и бронзовые серпы центральноевропейского типа.
Находки бронзовых изделий свидетельствуют о регулярных контактах с западом и в то же время отражают главные типы изделий местных северокарпатских мастеров, металлические резцы, ножи, серпы, браслеты, шейные кольца и фибулы. Иногда в могилах находят лезвия в форме полумесяца и круглые рукоятки. В Подолии был найден шлем, возможно происходящий из Виллановы. Однако большинство металлических предметов местного происхождения.
Рис. 9. Украшения позднего бронзового века из поселения, находящегося в Собкивке (около Умани), Западная Украина: а, б – браслеты, в – височное украшение со спиральным орнаментом
Почти в каждом погребении из Высотского и других мест встречаются различные бронзовые украшения: прямые булавки с закругленными головками, серьги, браслеты с заходящими друг на друга концами, перстни и височные кольца со спиралевидными концами.
Интересно, что в погребениях нет оружия, что является общей особенностью всех культур, предшествующих железному веку, когда оружие практически не было известно. Отмеченный факт указывает и на резкое различие между военизированным укладом индоевропейских племен Северной Европы, протоскифскими воинами-всадниками из причерноморских степей и мирными скотоводами и землепашцами Волыни и Подолья.
Рис. 10. Горшки позднего бронзового века из погребения Гончаровка (около Злочева на Западной Украине)
Форма керамических изделий стала немного более изысканной, чем в период среднего бронзового века. Кухонная утварь состояла из огромных тюльпановидных горшков, украшенных у горлышек оттисками пальцев или покрытых узором из двух параллельных отрезков. Последний орнамент встречается в протоскифской культуре деревянных погребений, распространенной на нижней Волге и в южной части России.
Встречаются также огромные блюда и кувшины с закругленными краями. Лучшие изделия – высокие чаши с ручками и низкие двухконусные сосуды – были окрашены в серый, черный и желтый цвета. Орнамент состоит из насечек или белых выдавленных треугольников, выразительность которых усиливается зубчатыми линиями.
Раскопанные на берегах рек Верхний Ингулец и Тясмин в Кировоградской области поселения на укрепленных холмах относятся к белогрудовской стадии позднего бронзового века, но большая часть находок относится к более позднему периоду.
Примерно в 1200–1100 гг. до н. э. протоскифская культура русской степи стала доминировать по всему Северному Причерноморью. Постоянные набеги кочевников на запад закончились занятием районов нижнего Днепра и степного района Днестра.
В конце VIII в. до н. э. всадники с востока продолжили экспансию на запад, их следы обнаруживаются по всей восточной части Центральной Европы. В конце бронзового века восточное влияние в Центральной Европе постепенно вытесняется употреблением железных инструментов и оружия.

4. С 750 г. до 500 г. до н. э. – ранний железный век.
Совершенно очевидно, что переход от бронзового века к железному происходил постепенно. Культура Волыно-Подольской возвышенности в период, хронологически соответствующий Галынатту С в Центральной Европе и фрако-киммерийскому (раннескифскому) периоду в восточной части Центральной Европы, в русской научной литературе известен как чернолесская культура. Ее название происходит от укрепленного городища, раскопанного в Кировоградской области Украины на берегу реки Чернолес, притока Ингульца.
Эта культура – продолжение культуры зольников, потому что неукрепленные поселения с расположенными поблизости кучами золы и отбросов существуют с позднего бронзового века.
Исследование деревень показывает, что они занимали площадь примерно 10 гектаров. Деревня Мачуха, находившаяся в районе Полтавы, состояла из 22 жилищ, расположенных по окружности диаметром 250–300 метров, что типично для круговых поселений. Однако в других местах зольники вытянуты в линию почти на полкилометра вдоль берегов рек. Кладбища или поля урн располагались поблизости к поселениям. Расположение погребений вдоль речных берегов традиционно для всех культур курганного типа на протяжении всего тысячелетия. Происходившие изменения касались лишь погребальной обрядности: ингумация постепенно сменилась кремацией, во многих местах исчезли курганы над могилами. В некоторых погребениях соседствуют захоронения в земле и кремационные могилы.
Поселения на небольших укрепленных городищах обычно располагались в местах с хорошей естественной защитой: на высоких берегах и в излучинах рек, в местах слияния двух рек, их распространение на восток отражает проникновение чернолесской культуры и вытеснение протоскифского влияния.
Наибольшее число круглых городищ обнаружено в долине реки Тясмин. Большая часть их представляет собой круглые крепости диаметром от 40 до 100 метров. По верху земляного оборонительного вала располагался деревянный частокол. С напольной (противоположной реке) стороны укрепление окружал ров, нередко заполненный водой.
Классическим образцом считается укрепление на холме Тясмин. Оно состоит из глинобитного вала высотой 1 метр и шириной 12 метров. При раскопках у подножия вала обнаружены обгорелые остатки деревянных укреплений.
На основании этих останков становится очевидным, что укрепление состояло из коробчатых срубов, между которыми располагался деревянный частокол. Снаружи был ров шириной 9 метров и глубиной 3,75 метра. С южной напольной стороны, противоположной реке, подходы были укреплены еще одним крепостным валом и рвом.
Первоначально чернолесские городища представляли собой небольшие круглые укрепления размером примерно 100?70 метров, внутри которых располагались жилые землянки. Постепенно городище увеличивалось и становилось племенным центром. В городище Субботов около Чигирина было обнаружено семь землянок. Поскольку поблизости располагались деревни, укрепления могли использоваться как резиденция вождей в мирное время, становясь убежищем для мирного населения во время вражеских набегов.
Места поселений и укрепления предоставляют многочисленные доказательства сельскохозяйственной деятельности их обитателей: там обнаружены ручные мельницы, жернова, мотыги из бронзы, железа и оленьего рога, кремневые и железные серпы. Возможно, использовались и железные лемехи, хотя ни одного так и не было найдено.
Здешние жители возделывали пшеницу, ячмень и просо. Множество костей, обнаруженных внутри укреплений и в других местах, свидетельствует о разведении домашних животных, в основном свиней, коров, овец и коз.
На использование лошади в качестве верхового животного указывает значительное количество бронзовых уздечек и удил, изготовленных из костей или оленьего рога. О ритуальной функции лошадей можно судить по глиняным фигуркам и костям, находимым в могилах и на жертвенниках. Вместе с ними обнаружены скелеты собак, позволяющие предположить, что это животное также приносили в жертву.
Рис. 11. Распространение чернолесской и соседних культур во время раннего железного века, с 750-го по 500 г. до н. э.
Охота и рыболовство занимали подчиненное место в экономической системе Чернолесья. Только около 8 процентов всех найденных в поселениях костей принадлежало диким животным. Большей частью это обитатели лесов – лось, олень, бизон, кабан, медведь, волк, лисица, заяц, бобер, куница и выдра. Для охоты использовались бронзовые наконечники гарпунов и рыболовные крючки.
Рис. 12. План укрепленного городища в Тясмине, расположенном к югу от Киева. Чернолесская группа, VII в. до н. э. Крепостные валы отмечены штрихами, рвы – точками
Рис. 13. Железные мотыги и кремневые серпы из чернолесских поселений
Металлургическое производство развивалось медленно. Обнаруженные в чернолесских поселениях бронзовые изделия сочетают местные черты и особенности, заимствованные у ранних скифов. В некоторых укреплениях обнаружены мастерские с сотнями глиняных форм для отливки орудий, масок, браслетов и других изделий. Украшения обычно изготавливали из меди. Олово экспортировалось, и оловянные слитки помещались в могилы.
Представленный на этой странице орнамент на браслете был достаточно распространен в VII в. до н. э. Браслеты, заколки со спиральными головками, серьги и височные кольца были основными украшениями чернолесских женщин.
Кроме металлических предметов, явно относящихся к местной традиции, в районах среднего Днепра и верхнего Днестра встречаются части уздечек и бронзовые сосуды кобанского (кавказского) и ассирийского типа. Они датируются примерно концом VIII в. Возможно, их принесли сюда скифы, после того как они завоевали киммерийцев, живших на побережье Черного моря, а затем установили свое господство над всеми причерноморскими степями, продвинувшись затем на запад, в Центральную Европу.
Рис. 14. а – глиняная фигурка лошади, Чернолесское городище; б – браслет из района Киева, чернолесский комплекс
Скифские элементы очевидно вошли в культуру лесостепной зоны, их влияние выявлено на востоке Среднего Поднепровья в бассейнах Сулы, Псела, Сейма и Северского Донца, в том же самом районе, где зафиксированы названия рек иранского происхождения.
Контакты между балтийскими и иранским языками четко подтверждены лингвистическими исследованиями. Они также относятся к периоду, когда скифы заняли западную часть чернолесской территории, вступив в непосредственный контакт с юхновской культурой, относящейся к восточнобалтийской группе.
Меньше всего изменилась керамика: тюльпановидные или двуконусные горшки с вогнутым горлышком и ручками, блюда и чашки с ручками почти идентичны тем, которые встречались в бронзовом веке.
Рис. 15. Керамика высотского типа (Волынь). Чернолесский период от 750-го до 500 г. до н. э. (из погребения Чехи, близ Броды)
Рис. 16. Керамика чернолесского типа VII–VI вв. до н. э. Огромная ваза справа из укрепления Чернолес, другие из Субботова (Чигирин, Черкасская область)
Кухонная утварь не отличалась особым изяществом, она была полированной или покрывалась кварцевой крошкой. Вместе с тем встречаются и тщательно отделанные вазы грушевидной формы с высоким горлом и узким основанием, хорошо обожженные и украшенные бороздками, инкрустацией, насечками или сосцевидными выпуклостями. Они напоминают изделия фракийской Бессарабии.
Обожженные горшки были черного, желтого или красного цвета. По сравнению с керамикой предшествующего периода чернолесская посуда отличается большим разнообразием форм и способов отделки. В ряде мест обнаружили фрагменты греческих ваз родосско-микенского типа, датируемые периодом с VII до VI в. н. э., они помогли установить дату основания поселения.
На протяжении VII, VI и последующих столетий до н. э. отмечаются резкие различия между культурой лесостепных и степных районов. Геродот упоминает о примечательной культуре людей, живших к северу от Скифии.
В шестой книге «Истории» он описывает поход, который предпринял персидский царь Дарий против скифов в 515 г. до н. э. В его дни Скифия была огромной, этнически неоднородной страной. В приведенном Геродотом списке подчиненных Скифии народов те, что я определяю как славян, названы «скифскими земледельцами или землепашцами». Геродот указывает, что они селились вдоль реки Днепр.
«Ближе всего от торговой гавани борисфенитов обитают каллипиды – эллинские скифы, за ними идет другое племя под названием ализоны. Севернее ализонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не только для пропитания, но и для продажи. Выше них обитают невры» (Геродот, кн. 4, 17).
«За Борисфеном (Днепром), со стороны [Черного] моря простирается Гилея, а на север от нее обитают скифы-земледельцы. Эти земледельцы населяют обширную территорию, чтобы пересечь ее, нужно ехать три дня. Остальные земли представляют собой пустыню, но за пустыней обитают андрофаги, особое, но не скифское племя» (Геродот, кн. 4, 18)[1].
Из данного описания следует, что территория, на которой обитали «скифы-земледельцы», занимала часть бассейна Днепра и, возможно, бассейн верхнего Днестра. Их северные соседи, которых Геродот называет неврами, возможно, были восточными балтами. Об их распространении в Верхнем Поднепровье, бассейне Припяти и южной части бассейна Десны (на территории современной Белоруссии и Центральной России) свидетельствуют названия рек и гребенчатая керамика, найденная в Милограде и Юхнове.
Как установил Томашек в начале XX в., андрофагами Геродот, скорее всего, называет мордовские племена, относящиеся к группе восточных финно-угров. Антропологические исследования также подтверждают, что те, кого Геродот называет «скифами-земледельцами», были протославянами. Физические измерения жителей лесостепной зоны показывают, что они отличаются от кочевых скифов и четко соотносятся с средневековыми восточными славянами.

5. С 500-го до 200 г. до н. э.
Начиная со второй половины V в. и на протяжении IV и III вв. прослеживаются тесные связи культуры лесостепной зоны со скифской степной культурой и с культурой греческих городов Северного Причерноморья. Но уже в этот период, несмотря на общую основу, проявляются отличия лесостепной культуры в типах поселений, экономических и общественных отношениях, религиозных верованиях.
Рис. 17. Керамика скифского периода 500–300 гг. до н. э. Украшенный орнаментом горшок (слева) из поселения Новотроицкое (близ Лебедяни, Сумская область), другие из укрепления Базовка в долине реки Сулы
В тех районах лесостепной зоны, где в предшествующий период сложилась культура Чернолесья, обнаружены сотни укрепленных и неукрепленных поселений, городищ и мест захоронения (курганов и плоских могил).
Большое число поселений было обнаружено во время систематических раскопок по берегам рек Тясмина, Роси, Ингульца, верхнего течения Южного Буга, Сулы, Псела, Ворсклы, Сейма и Северского Донца. Некоторые стратегически выгодно расположенные укрепления размещались на местах более ранних. Поверх слоев, соответствующих поселениям VII и VI вв., расположены следы, относящиеся к периоду с V по III в. до н. э. Одним из таких многослойных укреплений считается Вельское городище, расположенное в районе Полтавы, раскопанное В.А. Городцовым в 1906 г. Это огромное укрепление на протяжении нескольких веков было племенным центром. Как стратиграфия, так и эволюция типов изделий указывают на непрерывное развитие культуры на протяжении многих веков.
По уровню развития сельского хозяйства жители лесостепной зоны превосходили и скифов, и процветающие греческие колонии, расположенные по северному побережью Черного моря. Археологические раскопки показывают, что скифы и протославяне не смешивались. Скифы вели полукочевую жизнь в понтийских степях, время от времени появляясь на территориях Северной Европы. Свойственный их искусству «звериный стиль» соответствовал подвижному характеру их жизни.
В то же время праславяне, расселившиеся на востоке, занимались земледелием и животноводством. Возможно, скифы интересовались своими северными соседями только как источником разнообразных сельскохозяйственных продуктов, поскольку целью их миграций был район нижнего Дуная, фракийская территория (современные Румыния и Болгария).
Культура земледельцев отличалась известным консерватизмом. За исключением немногих скифских зеркал, стеклянных бусинок, так называемых скифских пуговичных серег и многочисленных фрагментов греческих ваз, изготовленных на гончарном круге, влияние иностранной культуры практически не ощущается.
Керамика стала более грубой: исчезла глазурь и упростилась отделка, в частности инкрустация и аппликация по краю горла и вокруг ручек. Доминируют сосуды цилиндрической и шарообразной формы, а также чаши, украшенные отпечатками или процарапанными насечками и углублениями. Иногда среди декоративных элементов встречаются символические знаки, например выгравированные изображения змеи.
Несмотря на то что во многих раскопанных поселениях обнаруживаются греческие вазы, датируемые VI в. (из Ольвии) или IV–III вв. до н. э. (с Босфора), они не повлияли ни на форму, ни на отделку местной керамики.
На высоких и плоских речных террасах обнаружены неукрепленные поселения открытого типа. На рост населения указывает увеличение размеров деревень и числа жилищ. Часто поселения насчитывают не менее шестидесяти зольников, размещенных на площади примерно 90 000 квадратных метров. Образцы подобных поселений раскопаны в Пересечном и Островерховке в Харьковской области.
Остатки жилищ, обнаруженных в деревне Островерховка, свидетельствует, что все поселение состояло из пяти групп, причем в каждой было более десятка строений. Возможно, подобная структура отражает уклад жизни больших патриархальных семей.
Большинство жилищ представляли собой землянки или полуподземные строения, углубленные на 30–70 сантиметров ниже уровня земли, с одним очагом внутри и другим, расположенным снаружи.
Раскопаны и остатки наземных жилищ с глинобитным полом.
По сравнению с предшествующим периодом увеличивается число укрепленных поселений. Обычно для них выбираются высокие прибрежные холмы, обеспечивающие хороший обзор местности. Появляются укрепления, расположенные на опушке леса или в самом лесу. Занимаемая ими площадь колеблется от одного до пяти гектаров.
Вместе с тем появляются и огромные укрепленные комплексы, такие, как Вельск на берегу Ворсклы (4400 гектаров), Матренино в долине реки Тясмин (200 гектаров) или Базовка в долине реки Сулы (119 гектаров).
Очевидно, что в этих огромных укреплениях сосредотачивалась власть, меньшие укрепления, возможно, принадлежали младшим вождям. Вокруг огромных фортификационных комплексов обнаружены целые комплексы архитектурных сооружений, относящиеся по времени к тому же периоду.
В бассейне верхнего Дона, на берегу реки Одринки было раскопано гигантское укрепленное городище. Его территория составляла примерно полкилометра в поперечнике, с напольной (противоположной реке) стороны оно защищено тремя рядами крепостных валов. На расстоянии от трех до четырех километров от него находилось городище меньшего размера, занимавшее всего 4–5 гектаров. Поблизости от этих двух укреплений были расположены три открытых поселения.
Аналогичный комплекс раскопан близ поселка Караван в районе Харькова. Вокруг укрепленного городища там располагаются три деревни и огромное курганное кладбище, все сооружения относятся к концу V и IV в. н. э.
Рис. 18. Схематические планы укреплений скифского периода, 500–300 гг. до н. э.: а – Захаровка, Харьковская область; б – Каменка, Сумская область, расположенная на берегу реки Ворсклы
Фортификационные сооружения состояли из внушительных крепостных валов, достигавших десятиметровой высоты и иногда простиравшихся на несколько километров. Параллельно валу шел ров, глубина которого могла достигать четырех метров. Каждое укрепление точно приспосабливалось к особенностям местности, поэтому форма и структура оборонительной системы также менялись. Не существует даже двух похожих друг на друга укреплений. Внутри укреплений располагались небольшие прямоугольные дома. Они возвышались над землей или были слегка углублены. Во многих укреплениях обнаружены остатки глиняных мазанок с плетеными стенами и крышами из прутьев.
Анализ огромного количества костей животных, обнаруженных в обоих поселениях и в крепостях, показывает, что на 90 процентов они принадлежат домашним животным. Преобладают коровы и свиньи, кости лошадей, овец, коз и собак встречаются реже. Отпечатки пшеницы, ячменя, проса и явные следы муки позволяют сделать вывод о развитии сельского хозяйства. Геродот пишет о том, что скифы-земледельцы сеяли зерно не только для еды, но и на продажу, то есть говорит о достаточном количестве сельскохозяйственных продуктов. Хотя основную часть зерна выращивали для домашнего употребления, собранного хватало для продажи и уплаты племенной дани.
Рис. 19. Жертвенные хлебцы и миниатюрный тигель из жертвенника, находящегося в укреплении Караван, Харьковская область
Уникальное открытие было сделано в районе Харькова в городище Караван. В центре укрепления археологи обнаружили глиняное возвышение с тремя овальными углублениями. Вначале ученые решили, что это остатки очага. Затем внутри и вокруг него нашли глиняные черепки, весы, куски веретен, железные ножи, серебряную подвеску и бронзовую головку от стрелы. Одновременно были найдены миниатюрные горшки, небольшие тигли и маленькие хлебные буханки, причем все они были изготовлены из специальным образом приготовленной глины.
Использованная для горшков глина оказалась прекрасного качества и очень чистой, без примесей песка. В толще глиняных буханок обнаружили зерна злаков, мякину и листья. В некоторых буханках внутри глины обнаружены остатки соломы.
Наибольший интерес представляли собой глиняные копии зерен различных растений. Они были выполнены так тщательно, что ботаники смогли установить виды растений – пшеницу, рожь, ячмень, горох, просо. Стало очевидно, что раскопанное сооружение – жертвенник.
Похожие жертвенники обнаружили в укреплении Пастерское в районе Кировограда, где миниатюрные хлебцы были изготовлены из настоящих зерен проса, а рядом с ними обнаружили остатки настоящей муки. В других укреплениях нашли алтари из обожженной глины с остатками сгоревших зерен и желудей.
Не менее важны и находки сельскохозяйственных орудий, исследование которых дало интересные результаты. В торфяном болоте близ деревни Токари в Сумской области в 1921 г. нашли деревянный плуг. Поскольку поселения близ торфяных болот преобладали в Западной Европе с раннего железного века, археолог Шрамко предположил, что данное поселение скифское.
Рис. 20. Деревянные плуги, возможно относящиеся к раннему железному веку. Верхний – из Токари, Сумская область (Украина). Нижний – деревянный плуг из Даберготца (Северная Германия)
Плуг изготовлен из целого куска дерева. Один конец его сломан, возможно, поэтому его и выбросили в болото. Прямоугольное отверстие в верхней части, возможно, было сделано для размещения железного лемеха (правда, он отсутствует).
Похожие плуги встречаются в Северной Европе: на находку в Сумах очень похож деревянный плуг из Даберготца (Германия), в котором сохранился деревянный нож. В захоронениях лесостепной зоны неоднократно обнаруживали железные «ножи», некоторые из них имели крючки или отверстия в рукоятках. Шрамко считает, что это ножи от плугов.
Рис. 21. Железные ножи для плугов из могил скифского периода лесостепной зоны: а – из Броварки; б, в – Аксютинский; г – Блажки; д – Частые курганы; е – Волковцы (Полтавская область)
После вспашки примитивным плугом было необходимо разрыхлить землю. Для этого применялись мотыги, изготовленные из железа, рога или кости, прикреплявшиеся к деревянным рукояткам. Подобные орудия использовалась и в Греции, о чем свидетельствуют сельскохозяйственные сцены на чернофигурных вазах.
Лесостепной пояс обеспечивал хорошие условия для сельского хозяйства. Во многих районах до наших дней сохранились огромные участки леса, которые защищали землю от засухи, оказывалось и достаточно безлесных участков для вспашки. Благоприятными были и климатические условия.
Рис. 22. Железные мотыги, использовавшиеся «скифами-земледельцами». Все найдены в могилах: а, б – в кургане Поповка, в – Триполье, Киевская область, г, д – реконструкция
Земледельцы занимались и различными ремеслами. Встречающиеся в поселениях сотни веретен указывают на ткачество и прядение. Отпечатки нитей на дне керамических изделий также указывают на развитие ткачества.
Обнаруживаемые во время раскопок в деревнях и укреплениях глиняные формы, шлак, тигли, форсунки свидетельствуют о постоянном совершенствовании приемов обработки металлов. Увеличивается и количество железных предметов: топоров, серпов, иголок и удил для уздечек. Появляются разные виды украшений: бронзовые или железные булавки с плоскими, круглыми или загнутыми в форме пастушьего посоха головками, браслеты, ожерелья, серьги. Обычно их находят в захоронениях.
Порядок погребения людей и животных в курганах не менялся. После кремации или ингумации могильные ямы накрывались бревнами или, в некоторых случаях, кровлей, встречаются могилы, представляющие собой отдельные погребальные комнаты. Обычно украшения обнаруживаются в захоронениях женщин, а также воинов, с которыми клали уздечки и оружие. Мужские погребения значительно беднее. В большинстве случаев захоронения одиночные, но встречаются и двойные погребения (мужчины и женщины, двух мужчин) или тройные (мужчины и двух женщин).
В качестве выводов попробуем проследить общие особенности культуры данного периода, чтобы составить общее представление о протославянской культуре.

Образцы поселений

К сожалению, систематических раскопок поселений первой половины бронзового века еще не проводилось, поэтому все попытки составить цельное представление о культуре этого времени могут носить только предварительный характер.
Относительно поселений более позднего времени точно известно, что они размещались на речных террасах, что дома в основном относились к землянкам и что деревни строились по кольцевому принципу или вытягивались вдоль побережья реки.
Размещавшиеся в стратегически выгодном положении городища имели деревянные стены, земляные валы и оборонительные рвы.
Иногда внутри укреплений обнаруживали жилища, но чаще жилые поселения располагались поблизости от укреплений. Это позволяет предположить, что укрепления использовались в основном как укрытия в случае военной угрозы и как резиденции племенных вождей.
Остатки жилых поселений указывают, что они располагались группами, отражая структуру патриархальной семьи. Тот факт, что протославяне в основном занимались сельским хозяйством, объясняет консервативный характер их культуры и сравнительно медленное развитие ремесел и технологий.
В конце бронзового века и в начале раннего железного века отмечается рост поселения. Праславяне двинулись на восток и расселились по берегам Сулы, верхнего течения Сейма, Псела и в бассейне Ворсклы незадолго до вторжения скифов примерно в 700 г. до н. э.
В течение ряда столетий праславяне находились под влиянием скифов и, возможно, даже под их владычеством, откуда и происходит их наименование скифами-земледельцами, о которых пишет Геродот.

Металлургия

Во времена раннего бронзового века металлургия в основном развивалась под влиянием расширявшейся торговли с районами Центральной Европы. Начиная с середины второго тысячелетия до н. э. орнаментированные металлические предметы постепенно вытесняют изделия из камня и кости.
Интересно отметить, что в течение всего периода освоения металлургии протославяне почти не изготавливали оружие. Этот факт отличает их от индоевропейских соседей, живших в Центральной Европе и Южной России. Развитие технологии обработки железа началось только после возникновения угрозы со стороны скифов.

Керамика

Изменения в характере изделий из металла дают общую картину развития культуры в данный период, а эволюция керамических изделий подтверждает непрерывность культурного процесса на протяжении раннего бронзового века.
Шнуровой орнамент постепенно исчезает и заменяется насечками или пересекающимися узорами на горлышках тюльпановидных и бочкообразных горшков и тонкостенной посуды.
Все названные виды изделий продолжают существовать в бронзовом и раннем железном веках, изменяется лишь их отделка. Великолепно отшлифованные и глазурованные изделия, которые были так разнообразны на протяжении бронзового века, уступают место более грубой посуде скифского периода, украшенной процарапанным или тисненым орнаментом. Праславяне, как и большинство народов индоевропейской группы, не очень увлекались искусством керамики.

Погребальная обрядность

Погребальная обрядность также свидетельствует о продолжающемся культурном взаимодействии. Она отражает сложившуюся систему религиозных верований, в которой не заметно влияние окружающих культур. На протяжении бронзового века практиковались захоронения трупоположением в невысокие курганы, ограниченные каменными ограждениями. Во время захоронений сложенное или вытянутое тело, уложенное в каменную или деревянную конструкцию, располагали внутри деревянного сруба или в могиле, покрытой деревянной крышей.
В те времена места погребений находились неподалеку от поселений. Обычно курганы располагались вдоль речных берегов. В позднем бронзовом веке появляются захоронения трупосожжением (кремацией) и бескурганные погребения. Переход от одного ритуала к другому не был резким, и в местах массовых захоронений обнаруживаются разные виды захоронений, расположенные рядом друг с другом. Насыпные курганы с ингумационными захоронениями (трупоположением) продолжали существовать в восточной части протославянского региона.

<< Назад   Вперёд>>  
Просмотров: 5144